Правила игры
Описание мира и сюжетВопросы гостейНужные персонажи!Расы и способности

ФОРУМ ЗАКРЫТ. Всем спасибо <3

F.E.A.R. city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » F.E.A.R. city » Организационные моменты » Доска почета Ти


Доска почета Ти

Сообщений 21 страница 36 из 36

1

Дорогие наши игроки!
Здесь публикуются лучшие посты наших игроков.

Всем удачной игры!

0

21

Круг наших лидеров все больше замыкается.
Остальным советую проснуться и стремиться к вечной славе.
Ну а пока, лучший пост:
Наби
Кладбище близ Святой обители.
http://s017.radikal.ru/i401/1201/26/72986cafe5f5.jpg
От любви до ненависти, говорят, один шаг. Почему так никогда не говорят о драме и фарсе? Между ними, как мог сейчас убедиться кореец, и того меньшее расстояние. Какой цинизм. Еще сутки назад все было так четко и ясно – драматично и линейно. Горе потери, которое было оценено, взвешено, признано, принято. И вот сейчас оно…
Обесценено, втоптано в грязь, образующуюся под ногами.
Никогда не любил грязь. Алым штампом поперек восприятия. На фоне общей брезгливости, досады. Когда-то один – казавшийся или бывший таковым? – мудрый дракон говорил ему, что снобизм аристократического воспитания не вытравить, не изъять, не перекрыть желанием стать проще. Ким злился и пытался убедить, что это не так. Что воспитанный янбаном может стать таким же, как и все.
И что в итоге? Высокомерная снисходительность, дремавшая столетия, выбиралась наружу тогда, когда не стоило бы. Когда хотелось сохранить чистоту восприятия.
Никогда не любил грязь – в окружении, головах и натуре. И вот – он по уши в ней. Она лезет под ноги, засоряет мысли, утягивает болотной жижей на самое дно, вытаскивая всю ту грязь, что копилась в каждом – тщательно и бережно прикрытая благими намерениями и «добрыми честными» делами.
Противно. Противно настолько, что не хочется отводить взгляда. Широко закрытыми глазами взирать, прятать голову в промокший песок, делая вид, что не смотришь. И запоминать – на долгие тошнотворно тяжелые минуты единения с самим собой. Те самые, в которые можно будет лепить из собранной грязи пирожки, подкармливая темную часть своей натуры и жгучее, до прелести противное чувство вины.
Запретный плод сладок? Кто придумал? Просто чем больше грязи, тем сильнее порывы отмыться и никогда в нее не возвращаться.
Присоединяться к пляске святого Витта, которую танцевала агонизирующая  природа, попранная, раздавленная противоестественностью творимого детьми ее, при этом не хотелось. Это было перебором – такого он себе не сможет простить уже никогда. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы это понять. Не факт, что своему долевому участию в этой драме паяцев он сможет найти для себя прощение.
Так что оставалось стоять и наблюдать с отстраненностью простого зрителя за хищным тожеством шакалов на ниве смерти, безумным блеском в глазах тех, кому уже никогда не отмыться, естественной реакцией человечка, прощающегося с содержимым желудка.
Эмоции, достигшие своего апофеоза, причиняли физическую боль. А последнюю Ким очень не любил. Может поэтому через какое-то время их просто отрезало, оставляя на поле торжества лицемерного «доброго зла» бездушную пустую оболочку, обозванную Кимом Наби.
Отголоски чужих чувств, балансирующих на гране, были слишком остры для его зеркал, и пробивались сквозь пустое созерцание паникой, брезгливостью, ревностью. Но не трогали – ощущались чужеродно, скользким мерзким касанием грязи к иллюзорно обнаженной душе.
Противно.
Лишне.
Окантовкой к нарисованной крупными мазками ненавидящего взгляда Жопы с пластырем, поторопившегося занять свое место на авансцене некроманта и их жертв. И подарков.
Бойся Данайцев, дары приносящих. Ким невольно брезгливо поморщился, когда перед самым носом развернулась драма из драм, ситуаций превращенная в мерзкий фарс.
Никогда не любил рабства. И в этом Рейвен с ним всегда был солидарен. Или так казалось? Возможно. А возможно – смерть и сделки с ней меняют все самое ценное, что делало человеком несмотря на пролитую кровь и намерения.
Не к месту вспомнились пустоши и лич, связанный посмертием с драконом. Время лечит все – даже память, которая сейчас еще двигала Реем, создавая иллюзию, что все может вернуться на круги своя.
Она стирает отголоски чувств, оставляя лишь связующие нити между теми, кто был повязан при жизни, которые становятся не узами – удавками, не пускающими туда, где покой. Что он сделал? Он же знал. Когда он научится замедлять свои действия до принятия решения хотя бы после минуты раздумий?
- Говори, - равнодушно обронил Ким, заставляя себя молчать, не излить брезгливость на все происходящее, облекая в слова.
Потому что это не его дело. Было. Есть. Будет. Его – вот оно, стоит, мерзко воняет трупным разложением и ведет себя так, как Рей – с остатками его рефлексов, с зачатками его памяти.
Со всем тем, что вылечит время. Через сколько? Сутки, двое? Год, десятилетие?
Его это будет касаться всегда.
Не менее мерзкое осознание, чем «подарок от Стеллы», коленопреклоненный жопо-пластырь, лебезящий и унижающийся в жалкой попытке получить свою долю внимания, отстраненный некромант, вызывающий у Наби рвотные порывы тем, что держал человеческого детеныша, еще минуту назад блевавшего у могилы, на привязи – раба. Или даже более?
Потому что все эти пешки останутся за его спиной – они вряд ли когда-то пересекутся еще. Они будут проблемой блондина, решившего первым кидать камни, оборотня, копающего себе могилу – проблемой глупых рабов. Или не глупых – действующих под гнетом паники?
Глупых. Умные не попадали в такие переделки. А за глупость надо платить.
Это снова же не его дело. Сентиментальность, требующая прикрыться добрым делом, вытащить хотя бы этих двоих отсюда, уже дала свои плоды. Его одиночество. Хватит. С него.
На его душе уже есть тяжелый камень. На его плечах уже лежит ответственность за сотни жизней, которые унесет это ломкое чудовище, восставшее из гроба. Что стоят две глупых душонки, попавшие не в то время, не в то место? Через пару часов он не вспомнит даже, как они выглядели.
- Вот как. Благодарю за предложение. Смею заметить, это чрезвычайно любезно с твоей стороны, – отшвырнув слишком резким, сильным, показывающим всю накопленную внутри злость, затаившуюся за апатией, потоком ветра от Рейвена летящий в него камень, предельно вежливо, с ласковой улыбкой, никак не подходящей к каменной неподвижности мышц лица, произнес кореец.
Защита бывшего друга? Отнюдь. Всему сейчас есть свои вполне меркантильные причины – просто слишком близко. Просто дождь. Просто трупный яд не слишком приятен на коже. Просто рисковать получить даже каплю его на промокший насквозь костюм, еще хранящий аромат дома – бывшего дома – не хочется. Все так просто. Слишком просто. Это могло бы пугать.  Если бы не ледяной вихрь эмоций, вновь пробуждающийся словами, поведением того, кто когда-то был на особом положении.
Бередящее душу. Пробуждающее воспоминания, и одно за другим стирающее их значимость. Обесценивающее его доверие, его выбор, сделанный много лет назад, выставление этого парня себе равным. Равный?
Равный не преклонял бы колени, не ползал в грязи, благодаря за… За что? За признание выбора? За естественное. Нет, равный не унижал бы его прилюдно такими жестами. Это не равный. Нет… Домашнее животное, загульное, укусившее руку хозяина. Не больше.
- Не были бы вы так любезны приструнить свое имущество, мистер, пока это не сделал кто-то за вас? Мешает, - смерив эльфа взглядом, не выражающим совершенно никаких чувств, насыщенным кристалликами льда, вкрадчиво, вежливо поинтересовался Ким.
Нежная улыбка, прописавшаяся на губах, могла бы испугать любого, кто был знаком с Кимом дольше пары лет. Нетипичная, угрожающая, мерилом плохого настроения, индикатором опасности ложащаяся на общее состояние.
Последнее предупреждение перед штормом, который бывает слишком редко. Но и она покинула губы, когда уха коснулась последняя часть речи удаляющегося лича.
С медным звоном укатилась за горизонт последняя монетка, бывшая еще ценой всего чувства потери, которое испытывал кореец, скатившись с одежды Лича.
- Мой ответ «нет», Рейвен. Знаешь почему? – скрестив руки на груди и вглядываясь в хранящие отпечатки былых эмоций во взгляде глаза, тихо поинтересовался кореец. – Потому что ты забудешь. Сегодня. Завтра. Через три дня или год. При следующей встрече, или через одну, если я не смогу тебя убить, я уже не буду извращенцем и педофилом. И даже имени ты уже не вспомнишь. Тебя больше нет. Ты – вот он, тут. Пустой сосуд, хранящий отголоски памяти и еще чувствующий себя человеком. Но это лечится. Сегодня я похоронил друга и потерял любовника. Но рядом с твоей потерей, то, что было Рейвеном, это ничто. Хочешь, я скажу, что будет? Дальше будет лишь голод и пустота. Потеря разума. Пустота вместо жизни. Поздравляю, Рейвен. Ты проиграл всем – жене, церкви, наркотикам и своему папаше. Наслаждайся тем, что тебе выдают за твою победу. А я, пожалуй, выпью с горя за  то, что душа моего друга не смогла обрести покой.
И тут же погрязло под серебряным звоном цены того, кого никогда уже больше не будет. Стены зоны отчуждения возведены. Обнесены рвом и заполнены святой водой.
Рейвен мертв. И то, что минуты – часы растянутого осознанием времени? -  склоняло колени, ведомое отголосками его памяти, не имеет к нему отношения. Только так, и никак иначе.
- Не были бы вы так любезны пойти вон? - больно толкнув рассыпавшихся по скользкой грязи бильярдными шарами остолбеневших от шока мелких шестерок Валентайна, обступивших место действия полукругом и мешающих пройти,  направленным порывом ветра, выдохнул все так же вежливо Наби, неторопливо удаляясь от места действия. Отголоски разговоров, судьбы рабов, ненавидящие и подозрительные взгляды присутствующих, шепотки его уже не касались.
Кажется, то, что никто не кинулся на него с кулаками - вовсе не его заслуга. Неприкосновенный? Кто его знает, что будет, если тронуть того, перед кем на коленях стоял пахан? Какой цинизм. 
Это же похороны. Траурный вид промокшего насквозь элементаля был весьма уместен. Для него они остались похоронами. Может, не только для него.
Прощай, Валентайн. Прощай, Дигран. Выпьем стоя по двойному поводу?
Холодно.   

Добравшись до припаркованной там же, где и была, машины, Ким прислонился к ней спиной, запрокинул устало голову и прикрыл глаза. Кладбище, вакханалии, рабы и трупы кореец оставил за спиной, зачем-то захватив с собой саднящее тяжелое чувство, названия которому не мог придумать. Не тоску, не расстройство, даже не укор к себе. Все кристально ясно и прозрачно, как безоблачное небо после дождя весной. Зачем тратить силы на укоры?
Вероятно, это просто тот самый «камень на душе». Просто немного потяжелее того, который с таким трудом совсем недавно скинул. Постояв пару минут, абстрагируясь от пальбы, воплей и шума, доносящегося со стороны кладбища, Ким покосился на свою машину, тяжело вздохнул, дернул ручку, убеждаясь, что дверь открыта.
Даже так. Устроившись на водительском кресле, Ким порылся в бардачке в поисках ключей, заглянул за зеркальце и вытащил припрятанные там ключи.
Проявление заботы? Из двух вариантов Ким предпочел рассматривать это так. Слабость? Ну что вы – назовем это простой человеческой верой в лучшее. А в людях ли, нелюдях, или собственном везении – дело пятое. Ведь все равно только название. Вставив ключ в зажигание, кореец устало скрестил руки на руле и прижался к ним лбом, размышляя над тем – и что теперь? Получалось не очень. Знакомый аромат, которым пропитался салон, бередил, утяжелял покоящийся на душе камень и раздражал. Как мало надо, надежное успокоительное превратилось в катализатор плохого настроения. Решительно выдернув ключ из зажигания, Ким выбрался из ставшей клеткой машины, которой надлежало быть крепостью в его планах, и закрыл ее, как положено.
Не из страха, что кому-то придет в голову проверять – не забыл ли какой лох закрыть автомобиль. Просто все любит порядок. Ким тоже любит. Во всем. Порядок успокаивает – в отличие от падших, драконов, недотрупов порядок сопровождал его всю жизнь и зависел от него. И…
Да к Дракону на рога. Вздохнув, убрав ключи в карман, Ким поправил воротник своего плаща и направился в сторону трассы – ловить попутку. Телефонов такси он все равно не знал, да и смысл? Так есть возможность проветриться, забыться.

0

22

Алессьер
Пост в ФБ
http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1564-1353154753.jpg
Лесса даже не ожидала, что песня будет иметь такой успех. Аплодисменты буквально оглушили ее. Пришлось залезать на стул и раскланиваться перед посетителями, прижав правую руку к сердцу. А вот, что бы спуститься пришлось просить помощи у Терри.
Дарена аж распирало от гордости, словно она была, по крайней мере, его любимейшая дочь. Хотя он всегда так реагировал на ее успехи. Лесса улыбнулась и шутливо погрозила кулаком:
- Не расхваливай меня так. А то будет казаться, что я не ходче несчастье, коим и являюсь, а идеал любого мужчины! – Фейри повернулась к Терри. – Тебе правда понравилось? Я очень старалась для тебя!
Слова вырвались случайно и смутившись, девушка уткнулась в бокал с пивом.
- Так, молодежь, нечего тут со стариком рассиживать! Марш танцевать, обниматься и заниматься прочими глупостями! – Ирландец махнул рукой, выпроваживая их с насиженных мест. Тут у него заказали виски и он, взяв бутылку, начал открывать ее. Лесса еле заметно щелкнула пальцами и из горлышка вылетел зеленоватый дымок, формируя небольшой образ змейки. Она кокетливо улыбнулась Даррену и выдохнула ему в лицо клубок, ядко пахнущего алкоголем, дыма. Мужчина весело хохотнул и пригрозил фейри пальцем.
Музыканты заиграли очередную задорную мелодию и девушка, взяв Терри за руку, потянула его за собой на танцпол.
- Ты танцевать умеешь? – запоздало спросила она. – Если что, просто повторяй за мной. Весь танец состоит из небольших прыжков и шагов. Главное, старайся громче приземляться.
Фейри встала напротив парня, ободряющее улыбнувшись. К ним присоединились еще три пары.
- Черт! Мы в начале ряда, значит ведущие, - девушка усмехнулась. – Ну и ладно. Начинаем с правой ноги, легкий прыжок вперед.
Проигрыш мелодии закончился и танец начался. Он действительно был очень легок. Сначала прыжок, несколько шагов на месте, опять прыжок. Партнеры словно меняются местами, парень на место девушки и наоборот.
- У тебя неплохо получается! – улыбнулась Лесса, опять оказавшись лицом к Терри. – Еще один круг.
Вернувшись на свое место, сделала шаг вперед и чуть в сторону, встав на одну линию с парнем. Взяла его под руку.
- Кружимся, два круга, - Лесса взглянула Терри в глаза. – Если не нравиться, скажи.
Вернуться на свои места, взяться под руки и кружиться. Старинный шотландский танец, такой же размеренный и мирный, как и страна. Впрочем, судя по ее истории, это весьма обманчивое впечатление.
Пары ненадолго остановились, закончив очередной тур танца.
- Теперь, точно так же кружась, движемся сквозь ряд партнеров до конца. Затем меняемся партнерами и не забудь вернуться ко мне. Повторяем, пока не вернемся обратно на свои места.
Танцевать с Терри было легко и приятно, лесса наслаждалась каждым движением, и даже, неожиданно, поняла, что не хочет отпускать руку мужчины.
Парень, круживший ее, успел шепнуть комплимент, восхищаясь ее пением. Фейри благодарно улыбнулась, но с радостью упорхнула в руки Терри.
- Не останавливайся! – Она подняла правую руку вверх, потянув за ней и руку парня.  Мужчины опустились на одно колено и Лесса с Терри прошли, пританцовывая, над ними. А затем присели девушки и фейри с парнем повторили свой маневр, возвращаясь. Лесса схватила вторую руку Терри и слегка оттеснила его назад, шаг в сторону и потянула на себя.
- Меняемся с соседями местами.
Оказавшись в конце ряда, они вернулись в начало, пройдя сквозь ряд своих партнеров по танцу. Развернувшись лицом к танцорам, Лесса нырнула под поднятые руки следующей пары, увлекая за собой Терри. Они словно дети, играли в «ручеек»: сначала пропустить одну пару, подняв руки, поднырнуть под руки следующей. Остановившись, Лесса дождалась, пока последний парень, идущий сквозь ряд возьмет ее за свободную руку и последовала за ним, встраиваясь в хоровод, который образовывали танцующие.  Они неслись по кругу. Отсчитав нужный такт мелодии, фейри остановила Терри. Теперь он был словно центром спирали, закручивающейся вокруг него. Лесса оказалась прижатой к его спине, может даже сильнее, чем подразумевал танец. Мужчина приятно пах теплом, машинным маслом, резким табаком. Лесса зажмурилась, что бы отогнать непрошенные мысли и чуть не пропустила начало следующей фигуры танца.
- Вперед! – она подтолкнула парня, что бы он выскользнул между танцующими, раскручивая спираль и опять бег по кругу. Затем танцующие разбились на пары, и немного покружившись на месте, замерли с последним звуком мелодии. Лесса захлопала в ладоши, благодаря и музыкантов, и своих коллег по танцу и тем более своего замечательного партнера.
- Это было чудесно! Я давно так не танцевала! – слегка запыхавшись, фейри подошла к парню, улыбаясь. – Я пить хочу.
Вернувшись к стойке, Лесса радостно улыбнулась Даррену.
- Мелкая хитрость! – он пожурил ее. – Терри, ты в курсе, что тебя надули. Вместо ирландского танца, когда ей бы пришлось прыгать на носочках, она тебя в шотландский втянула? Ты уже наверное забыла, как на носочках танцевать?
Дарен хитро посмотрел на фейри.
- Да что б тебе лопнуть, провокатор! – воскликнула она, расшнуровывая кроссовки. – Если я сейчас поднимусь... Чур, тогда наша выпивка и еда сегодня за твой счет!
Скинув обувь, фейри закатала джинсы до колен. Даррен, вышел из-за стойки, согласно кивнув, принимая пари. Девушка глубоко вдохнула, концентрируясь и стала приподниматься. Сначала оставшись стоять, опираясь на косточки пальцев, затем лишь на самых носочках, словно ее стопы были затянуты в балетные пуанты. Сделав несколько шагов и покружившись, Лесса победно улыбнулась, но не удержав равновесие чуть было не упала, успев удержаться за Терри, крепко обняв того.

0

23

Аттракцион небывалой щедрости от меня. Поднимаю эту тему, несмотря на всеобщую лень в плане голосований.

Игроками недели становятся участники квеста. Поздравляем Пацифиста и Грэя Скелли.
На самом деле, можно отметить все их посты и ведение квеста в принципе, но для примера пусть висят последние сообщения  в теме.

http://s019.radikal.ru/i605/1204/e3/4c760e58d98f.jpg
- Курю. Когда во рту скушно. Ты наслаждайся, касатик, я пока еще тыблочко покусаю. – Сожрав первое яблоко с потрохами, оголодавший Грэй приступил ко второму, попутно заведя машину и ткнув в кнопку на приборной панели. Из динамиков неожиданно зазвучала музыка, судя по инфе с экрана, кто-то любезно сунул в прибор флэшдрайв с разнообразием трэков. Спонсоры не поскупились – машинка была упакована по полной, и в навигатор уже был забит маршрут пробного круга. Грэй, свыкшийся с мыслью о том, что попал в какой-то извращенный цирк, несколько взволновался. По его мнению, логично было бы выдать им какой-нибудь компакт на автомате и надрывать животики, глядя, как недотепы схватывают сердечные приступы из-за пробуксовывающей техники. А тут роботизированная кпп, вообще рай, гоняй – не хочу, пусть трасса и неровная. Когда жизнь на кону, пара ухабов погоды не делают, не до комфорта. А уж если на кону две жизни…
- Нарушение правил? Он сам сказал, что их нет. Так что тусуем! – не в меру наблюдательному, когда не надо, Грэю бросилась в глаза та неуверенность, с которой Сэт посматривал на салон авто, и в головушку Скелли закрался совершенно идиотский вопрос: а имеется ли у парня хоть какой-нибудь положительный опыт вождения?
«Держите меня семеро, это ж картина Дали сюрреалистическая – брать на гонки чела, который передачи переключать умеет чисто теоретически», - Грэй в очередной раз поразился изобретательности устроителей этой вечеринки. Конечно, в способности Сэта действовать решительно, несмотря ни на что, сомневаться не приходилось, но по коже все равно мороз шел. При таком раскладе место хотя бы второго с конца – это была бы удача запредельного уровня.
«Так я и посадил его за руль одного», - думал Грэй, готовый качать права хоть перед Гэндальфом, раз уж тут маги кишмя кишат.
- Вода, говоришь, там была… - протянул Скелли, грузя канистру на заднее сидение. – Пожалуй, и в третьей машинке могут быть приятные сюрпризы. Ладно, Джеки, еще минута тебе форы, но я тебя сделаю, капкейк…
Будь это выбор между только ним и Джеком, Грэй ни секунды бы не сомневался, кого вычеркнуть, и еще бы повыбирал наиболее приятную мелодию в плеере авто, а потом погнал бы кататься, не слушая навигатор. Страх смерти, конечно, для кого-то отличная мотивация, просто превосходная, но на Грэя абсолютно таким же мотивирующим образом действовала ответственность за других, так что сейчас он оперативно бросился к оставшейся машине и радостно вскрикнул, обнаружив там кит с медикаментами и основными медицинскими приблудами:
- Единороги и радуга! И пусть зомбаки подождут! Все равно со мной голодными останутся.
Еда, вода, лекарства, сигареты – с одной стороны, все бонусы, можно попрыгать от радости и покричать что-нибудь нечленораздельное, с другой стороны, поездочка явно предстоит не просто «мотни кружок, освойся». Взметнувшийся из-под колес стартанувшего Джека песок вновь улегся, и, несмотря на скорость, с которой тачка уходила в разгон, совсем не факт, что здесь в приоритете первая космическая. Машины скалили хищные морды с хитрым прищуром, и Грэй поймал себя на ощущении недоверия к этим продуктам немецкого автопрома. Но выбора нет, придется укротить эту бэйбу.
Вернувшись к набитой лутом машине, Грэй передал аптечку Сэту.
- В бардачок ее, приятель. Садись, сейчас будем технично уделывать нашего дружка, который спину прикрывать только стриптизершам умеет в известном смысле, - Грэй не смог сдержать язвительного тона. Ситуация накалилась. Ромашки пожухли, плюш повылез. Скелли ненавидел такие выверты судьбы. Ощущение реальности происходящего никак не могло достучаться до Грэя, как будто какая-то часть восприятия просто отключилась, возможно, спасая остатки здравости ума, но эмоции шпарили будь здоров, так что Грэй поспешил за руль. Баранка в руках всегда давала ощущение полного контроля над ситуацией. Только послушная машина и маршрут, ничто не могло вмешаться в этот тандем.
Щелкнул ремень безопасности, Грэй придвинул сидение ближе к панели, ощущая себя в салоне спортбэка, как в удобной кэжуал-одежде. Акселератор чутко отреагировал на нажатие, двигатель тут же проснулся, машина взревела выхлопной системой, сообщая о готовности нестись в бой, через мгновение коробка передач перескочила на две ступени вниз, и ауди выстрелила, понесшись вперед и оставляя за собой пыльное облако. Грэя как током ушибло, мотор рычал чертовски приятно, провоцируя на водительские подвиги. Но тут же это приятное возбуждение вытеснила сосредоточенность и мысли о плане действий, которые Грэй высказал вслух:
- Как бы так с маршрута свернуть и в живых остаться, - воспоминания о песочном болоте все еще были свежи. - Няша наверняка по приборам поехал. Срезать бы… Кратчайший путь-то лежит через перпендикуляр.

http://s019.radikal.ru/i627/1204/1d/173d7a1f45c8.jpg
Правил нет. Да, это был весомый довод, достаточный для того, чтобы кинуть задницу на пассажирское сидение и поудобнее расположиться там. Аптечка, переданная Грэем, заняла свое место в бардачке, а ремень безопасности - на плече. Из бардачка так же был взят нож - очередной подарок организаторов. Без слов он показал его Грэю, давая понять, что на ружье и зажигалке-пистолете сюрпризы не кончались.
"Шикарно вообще... Еда, вода, сигареты и кондиционер. Добавить к этому отсутствие вокруг назойливых людишек, получится рай. Стоп. Так ведь я в раю."
Все складывалось просто неприлично удачно и хорошо. Хотелось задержать дыхание, чтобы случайно не сдуть тонкую розовую дымку, не чихнуть на нее сухим песком пустыни. Снова пропало чувство реальной опасности и угрозы для жизни, но, как показывала практика, как раз в такие моменты и начинается самое интересное.
Грэй сел за руль. Из-под капота раздался приятный низкий рокот мотора, а через пару мгновений машина сорвалась с места, рассекая пустыню пополам. Позади остались еще две ауди, одиноко стоявшие на импровизированном чекпоинте. Интересно, скоро их оттуда заберут? А то... жалко даже. А еще было интересно, далеко ли успел угнать Джек. Вполне ведь вероятно наткнуться на перекореженный труп его авто через несколько миль по трассе.
Стоило только об этом подумать, как Грэй предложил с трассы свернуть.
- Из машины пустыня кажется совсем другой. Даже не такой опасной. - Улыбнулся, расслабляясь и включая кондиционер. Разумеется, в прохладном салоне пустыня казалось другой, даже несколько комфортной. - Ты свернуть хочешь? И снова отличная идея. Я бы свернул прямо сейчас, не предугадаешь ведь, где ехать хуже - по трассе или вне ее. Может быть, трасса, отмеченная в этой маленькой черной коробочке навигатора, - просто формальность. Для того, чтобы эти "игры со смертью на тачках" можно было назвать гонкой.
Пейзаж не менялся, становясь скучным. Яблоко кончилось, а курить больше не хотелось. Высоко ценились эти минуты спокойствия после ударной пешей прогулки в песчаной буре.
- Мне вспомнился фильм "Дрожь земли". Я буду ждать подобных червей тут. Хотя... не лучшая идея, потому что эти твари не очень дружелюбные. Если и выбирать неприятность, то лучше уж снова что-то природное... как думаешь? Ни за что не поверю, что наши беды кончились вместе с бурей. Хм. Добро пожаловать на "Черную мессу".
За окном рассматривать действительно было нечего, поэтому он повернул голову на Грэя и принялся рассматривать его. Водитель из парня получился хороший, а эта машина ему даже шла. Он уверенно держался за рулем, заставляя чувствовать себя в безопасности. И это было довольно приятное чувство...
- Мне кажется, или мы проскочили один этап отношений? Тот самый, когда трагично смотрят друг другу в глаза и проклинают судьбу за то, что она такая злая сука, ведь познакомила нас в самое неподходящее время, ведь в живых должен остаться лишь один... и бла-бла дальше. Дешевая такая мелодрама получилась бы с ним.
И именно на этих трогательных нотах  со стороны песчаных дюн раздалась оглушительная сирена. Это было настораживающе... Как только сирена стихла, прямо из песка, подобно собачкам-мантикорам, на дороге начали "вырастать" преграды в виде огромных валунов. Они будто регулировали движение их машины по пустыне, не позволяя свернуть туда, куда сворачивать не стоит. Эти валуны появлялись со всех сторон очень неожиданно, то и дело норовя ударить прямо по авто.
- Т... тормози! Тормози! - И крики были едва ли не всем, что он мог сделать в этой ситуации. - Справа! Поворачивай! - Для большей убедительности показывал на растущие валуны пальцем, "отстреливаясь" от них.
"Давай, моя цыплячья мамка, я в тебя верю."

0

24

Победителем голосования за пост февраля 2013г. становится наш многообещающий юный боец. Поздравляем Николь с безоговорочной победой!
Пост в "Частной клинике Ремедиум".

http://s020.radikal.ru/i703/1309/96/f4cbb8bec094.jpg
Николь, вообще, был существом относительно мирным. Разумеется, мирность эта измерялась исключительно по меркам типичной бандитской группировки сектора А, потому как в любом другом месте ушастому бы за все его деяния, как говорится, жопу бы на глаза натянули. Впрочем, на скромное счастье блондина, тот умудрился родиться в том месте, где подобную... процедуру надо бы по-хорошему проделать с каждым вторым. В секторе А - с каждым 1.5, если вообще не с каждым. Подобное помогало успокоить совесть и слиться с массой таких же как и ты, "отличившихся" окружающих. Конкретно сегодня, правда, задачи были совсем другие, если даже не сказать противоположные. Именно поэтому, в этот знаменательный день, Николь и Со, в лице девяти амбалов и самого блондина скромно зашли в клинику "Ремидиум" с парадного, единственного же входа.
Зашли, впрочем, это хорошее слово. Вежливое, аккуратное. В комнату заходят порядочные граждане, а вот остальные впечатывают свой ботинок 44ого размера в испуганно дребезжащее стекло входной двери. Хотелось бы сказать, что та грандиозно вылетела к чертям, но это было бы преувеличением и приукрашиванем, потому как дверь всего лишь шумно стуканула стену больничного желтоватого коридора, и отрекошетила обратно, чуть было не дав одному из нежданных "посетителей" по носу. Не наш это все-таки профиль.
- Твою мать, смотри чего де.. - обиженный двухметровый амбал в черных очках, погода не имела значения, благополучно заглох по молчаливому, но очень говорящему сигналу своего босса - сжатому кулаку.
Кто здесь босс, вообще, было понятно с первого взгляда. Потому что не одному уважающему себя представителю городского бандитизма не пришло бы в голову тащить с собой на дело того, кто легче и уже среднестатистического уличного качка. Николь напоминал принцессу с телохранителями, и наверное девушка за регистратурой смогла бы даже оценить комичность этой компании, если бы не была в таком шоке от происходящего. Блондинка была похожа выброшенную на лед рыбу - во всяком случае так же молчаливо открывала и закрывала род, не забыв широко выпучить свои голубые глаза. От шока, однако, опомнилась значительно быстрее, и руки ее, эти руки "золотой" секретарши, на автомате потянулись к стоящему на столе телефону.
Попытка, разумеется, не удалась. Попытке трудно было удаться даже теоретически, учитывая то, что у каждого амбала было с собой как минимум по одному пистолету с глушителем, которые те ей поспешили не без гордости "показать". Ну уж с этим мы справимся.
- Вы остаетесь на месте. Лицом к стене, руки на стену. Все ясно? - женщина добросовестно закивала головой, даже локоны из прически выбились, и поспешила принять требуемую позу. Николь же похлопал парочку амбалов по плечу, и те, послушные своему боссу, заняли место у двери и в начале коридора: как раз так, чтобы не пропустить ничего из происходящего на улице и продолжать наблюдать за девушкой-администратором, попа которой выглядела особенно аппетитно в столь интересной ситуации.
Николь, все так же молча, хлопнул пару раз в ладоши - предупреждение и напоминание о том, что расслабляться не стоит - и пропустил остатки своей команды вперед по коридору. Один из ребят, конечно, как и положено, остался рядом с "принцессой": хрупким ушастого не считали, но почему-то за его здоровье эти взрослые мужики тряслись как мамы-наседки. Отговаривать было бесполезно, так что тот только философски махнул рукой, вытащил из ботинка нож, получше перехватил пистолет, и зашагал вглубь здания.
Больничная тишина была, наверняка, глубоко оскорблена звуками дребезжащего под ударами молотков оборудования и криками напуганных медсестер. С врачами тут, как и говорили, было не густо, так что пока проблем не предвиделось; пациентов в палате хватало, но те особенно сопротивляться не пытались: больше были заняты сохранением собственного здоровья. И не предвиделось бы проблем и дальше, если бы Николь не повезло наткнуться на пока закрытую дверь. Блондин, сейчас просто человек с банданой на лице в типичной шапке драгдиллера, пожал плечами... И вот тут дверь уже вылетела с первого раза: спецэффекты лучше всего получаются у тех, кому на них глубоко насрать.
- Стоять... Ах, ну да, - здоровенный мужик, сопровождающий Николь, глубокомысленно замолчал. Действительно, лежащие на койках люди (они ли) вряд ли могли так уж бодро стоять.
- Можете на вставать, - оказывается и рэкетиры умеют шутить, - Вас это не касается. Увижу движение - туда стрелять и буду. Окей?
По хорошему, этих ребят лучше оставить целехонькими. Главное разобраться с оборудованием и поболтать с глав-врачом. Такие откровенные налеты Николь организовывал как-то не часто, и не хотелось снова сесть и посадить других только из-за того, что они позволили себе лишнего. Нам ничего не нужно, кроме "разговора" и обещания.
- Эй, босс, главного тут нет. Секретарша тоже нифига не знает.
Николь, наставивший пистолет на двух безоружных, недовольно вздохнул:
- Пусть ему звонит. По всем телефонам. Значит будем ждать. И да, вы... Да лежите, ну вас нахрен, - потер висок, мучительно размышляя на тему того, как они умудрились застать редкий момент отсутствия глав-врача в его же клинике. Пусть этот гад только гриппом мне заболеет. Я ему потом и не только этим заболею. Ну не записку же, *ять, ему оставлять? Твою ж мать.
Все как-то шло через одно место. Через то самое, в которое обычно посылают на долгую пешую прогулку. Николь был необходим этот глав-врач. Он сейчас был готов ну на почти все, только чтоб этот гад сейчас волшебным образом появился в своем кабинете. Группа пациентов в коридоре и два мужика на больничных койках - меньшее из его проблем. А проблема ли?
- Пусть она скажет, что у нас заложники.

0

25

Автором лучшего поста прошедшей недели становится Арран Деирд.
Ознакомиться с игрой можно в Руинах замка

http://s019.radikal.ru/i614/1309/c9/5fba97a62af9.jpg

- Жив. Правда рука сломана, - довольно равнодушно пожал плечами парень. - У него же регенерация хорошая, уже наверное бегает как новенький.
- Хочу заметить, что состояние руки и скорость бега не так уж прямо связаны. Чай не нога..
«Хорошо хоть жив»
- Но ты всё равно бы поаккуратнее, а то мало ли.. С твоей силушкой богатырской можно и прибить ненароком, - Арран тряхнул головой. Это не было нотацией или поучением. Скорее.. напоминание или констатация факта. Деирд прекрасно понимал, что, если он скажет «не бей брата», ничего не изменится. Семейные взаимоотношения дело сугубо внутреннее и, какие бы приятельские или другие узы не связывали его со старшим и младшим Линдами, сам элементаль повлиять на братьев не сможет. Они всё равно будут ссориться, и педиатр тут никаким боком не пришился. Максимум — растащить по разным углам, но это ж надо присутствовать. Сейчас-то уже поздно, сами разбежались.
Но вот способ успокаивания Кайто в этом «углу» блондину как раз не нравился.
- Ничего, - голубоглазый достаточно однозначно позвенел содержимым карманов. - Куплю еще одну и до смерти упьюсь, - Линд похлопал дока по плечу.
«Ой, да кто тебе позволит, наивный мальчик» - мысленно хмыкнул мужчина.
- А ты меня наверное будешь отговаривать, ну или просто вырубишь
- Конечно, - зеленоглазый широко и довольно улыбнулся, и это было, пожалуй, последним, что видел Кайто прежде чем провалиться в темноту.
Дух поморщился и поддержал бесчувственное тело.Драться он не любил, но за четыреста лет немудрено научится различным приёмам, облегчающим жизнь среди людей. Например, как сделать так, чтобы находящийся в непосредственной близости от тебя человек отключился. Пусть у Кайто и хорошая реакция, но даже в трезвом виде недостаточно для решительно настроенного элементаля. К тому же он хоть и модификант, а всё равно человек.
Блондин грустно вздохнул, взвалил парняя себе на плечо и прикинул:
- Ну, пара часов у меня есть. Интересно, тормознут меня в D секторе с таким багажом? - элементаль хмыкнул, приноравливаясь к весу «багажа».
Решив спокойно пройтись пешочком, Деирд педантично поднял выпавшую бутылку с намерением выкинуть её в ближайшую мусорку и неспешно направился домой.

0

26

Победителем голосования за пост марта 2013г. становится представитель полиции. Поздравляем Брендона Нортона с победой!
Пост в "Ресторан для vip-гостей и персонала".

http://s004.radikal.ru/i206/1309/a4/275742bb3e9f.jpg

Налицо было явное недопонимание. Но, как и всегда полагал коп, все беды этого города от того, что кулаками тут начинают махать раньше, чем стоило бы. За Леля Брен не переживал – что бы ни надумали себе там фанатики, парня им голыми руками не взять. А вот за себя и официанта стоило подумать и поволноваться. Во-первых, индикатор на рабочем браслете сработал, выдавая наличие магического враждебного фона – кто-то из братков нелюдь?
Вот же гадость. Хорошо, если какой-нибудь средней паршивости маг – против такого их с Лелем защитное поле браслета обережет. А вот с большим уже вряд ли справится. Впрочем, драка началась, а магической атаки сразу не последовало. Что уже внушало – сейчас, в городе, напичканном людьми, готовыми терзать всех инорасцев, может, еще и каждый первый подумает – пускать ли в ход силы помимо оружия и кулаков.
Большая часть «красавчиков» досталась Лелю, в котором здраво признали главный корень зла и наиболее опасную силу. На душу Брендона, с их точки зрения, и пары самых тщедушных хватало. Ну, вообще охамели.
Впрочем, вон, бедному официанту вообще одну единицу швали выделили. Так что по графе их дерьмометра Брендон еще не так сильно пал. Хоть и достаточно обидно, досадно, прямо скажем.  Оставив временно мысль о пистолете, как о не рациональной трате ресурса, коп больно ткнул ближайшего противника, того, что с тесаком, пальцами в глаза – метод, несомненно, подлый, не героический, но вполне действенный. Особенно, если сверху сыпануть в морду солью из пойманной от остатков их стола солонки. И пнуть сапогом побольнее, пока тот приходит в себя.
После такого можно было смело забирать второго «красавца» у официанта. Чем Брен и занялся, опрокидывая стул на своего оставшегося и временно оттесняя его в глубь зала. Чтоб не путался под ногами.
- Не дергайся, я коп, - вырубив не ожидавшего такой подлости мужика стулом по голове, коп спрятал оглушенного и придушенного мальчику-официанта с классными булками за спиной, коротко рекомендуя, - через минуту открою тебе коридор. Вали в подсобные. Не высовывайся. Вызови охрану и позвони в полицию.
Сказать, впрочем, было куда легче, чем выполнить так быстро и оперативно. Все-таки противников был явный численный перевес. И не в два раза. Видать, струсившие драться с Лелем, предпочли самовольно произвести рокировку, и теперь перли вчетвером на Брендона.
То ли мстить. То ли в заложники брать, чтобы казнимый согласился принять кару. Не анальную даже. Какой дурной тон:
- Мужики, птичка, - махнув рукой куда-то в потолок, попытался отвлечь внимание Брендон.
На одном даже сработало. Видать, все же, в группу явно не по уму, а по интересам собирали угрюмых. За амбалов коп ничего сказать не мог – те достались Лелю. Ну и славно. Не любил Брендон иметь дело с фанатиками инициативных групп анальной кары неких таинственных типов, признанных мировым злом.
Лель. Мировое зло. Хах! «Наших» он им положил. Брен от него в ТЦ и на шаг толком отойти не мог. Скорости ног не хватало. А потом и ноги. Дня три точно не хватало совсем.
И мог зуб дать, да не один, что там это был вообще единственный «божий одуванчик». Вынужденный, правда – у него дичь быстро бегала. Но сути дела это не меняло. Лель там  положить успел разве что на здравый смысл. Не в определенный момент – в принципе. По ощущениям. Оба они не далеко…
Впрочем, о чем это он? Да Лель там пальцем никого тронуть не успел. Еще и сам пулю словил. Мутное, правда, было дельце, но…
Нет, никаких «но». Можно, конечно, было бы и задуматься, и поискать причины причисления Леля к числу главных злодеев – паранойя не одному Нортону жизнь спасала. Но чуйка никогда не врала. Впрочем, это не помешало Брендону улучить минутку, чтобы сорвать газету со столешницы, медленно прокладывая им с официантом путь вдоль стены к выходу:
- Не дождешься, - фыркнул Брендон в ответ на предложение быть осторожнее. – Все веселье тебе оставить?
А приятно, так-то. Хах, заботится. Зло их злонамеренное.
Крикнуть о том, чтобы Лель был осторожнее, впрочем, Брен не успел. Как это часто бывает, все наложилось пластами друг на друга. Раненная нога подломилась, вынуждая копа пригнуться. Над головой просвистел первый огненный шар. Маг, чтоб его, то ли не маг, видимо, уставший получать от не в меру агрессивного оборотня, перестал скрываться. Визги усилились. Рассмотреть, кого опасаться, коп не успел. Кого-то из мрачных.
- Справа! – заприметив вторую огненную атаку, коп повалился на пол, придавив собой официанта – а задница у него и правда очень-очень, и крикнул, - Лель, сюда!
Кричать про щит копу показалось не слишком разумным. Оставалось надеяться, что Лель и сам сообразит, что не зря зовут.

0

27

Автором лучшего поста прошлой недели становится Эцио и его НПС господин Пао.
Ознакомиться с игрой можно в Антикварной лавке «Kiste».

http://s019.radikal.ru/i618/1309/38/d7187447b39e.jpg

- Злобный темный нехороший некромант!
Возглас доносился из-за соседского забора. Пао меланхолично покосился в сторону источника звука и вновь склонился над грядкой с травами. В этом мире росло много крайне интересных растений, кои старый китаец разводил на заднем дворе своего дома.
- Ты ответишь за свои злодеяния! Я тебя победю!
Послышался стук деревяшек. Детишки за соседским забором начали шумно гонять друг друга палками по двору. Их визгам вторила крайне глупая собака, звеня цепью и явно желая включиться в забаву двуногих.
Пао взял совок и, мягко отклонив листья, присыпал основание стебля удобрением, после чего поднялся. Беготня за забором начала стихать. Послышался грохот покатившегося ведра и счастливый визг собаки, которой явно досталась палка одного из детей.
- Я тебя победил! Потому что я за добро!
Всегда так. Добро... Зло… Счастлив тот, кто познал между ними разницу, и воистину велик тот, кто понял, что разницы никакой нет.
- А вот и не правда! Я сварил эликсир Великого Зла! И ты проиграл!
Дальше был звук открываемой кастрюли и приглушенный писк доброго рыцаря.
- Барсик? Ааааа! Мамааааа!
Реву доброго рыцаря вторил вой собаки. Глупое животное голосило за компанию. Темный некромант непонимающе сопел. Он же пошутил, это же всего лишь кошка! Что тут такого?
Пао улыбнулся и пошел в дом. А некий вареный Барсик на глазах у детей скребанул когтями по кастрюле, и надсадно мяуча, вылез наружу, страшно и нелепо упав на землю. На мгновение стало тихо. А после дружный визг обоих оболтусов, и собаки за одно, огласил окрестности. Обросший за пару секунд Барсик испугался шума не меньше, и черной молнией взлетел на дерево, где принялся вылизывать свою новую шерстку. Зато теперь Пао был уверен, что детишки дважды подумают, прежде чем варить кошек ради забавы. Сварили бы для дела, или хотя б для еды.
Оставленный в прихожей телефон пищал, требуя внимания хозяина. Пао взял мобильный в руку, пробежал глазами номер на дисплее и коснулся сенсорного экрана, отвечая на звонок.
Голос говорившего был приятен, но несколько взволнован. Похоже, мистер Хорт опять попал в переделку.
Вымыть руки и переодеться дело пары минут. Выйдя в гостиную, Господин Пао остановился в центре почти пустой комнаты и начал произносить слова, сплетая их в формулу заклинания. Словам вторили жесты, оставляя в воздухе росчерки зеленоватого тумана. На последнем звуке они собрались в тугой жгут и ударили в пространство напротив старого некроманта, которое с тихим, слышимым только заклинателю, стоном провалилось, открывая прямой проход в лавку мистера Хорта. В нос устремились запахи. Благородный запах старины смешался с вкусным ароматом жаренного мяса. Бегло осмотревшись, Пао направился туда, где уже начинали сгущаться тени, и откуда веяло приближением той, что когда-то на манер подачки оставила жизнь и самому доктору.
Хорт был плох. Лежал обгорелый, ломанный, но даже в таком состоянии не дающий себе слабины. И ведь знал, что эта слабина для него губительна. Держался. А вот сидящий рядом молодой мужчина до кончиков ушей был полон переживаний. Но не суетился, и не брезговал трогать чистыми руками изувеченную огнем плоть. Пао это понравилось. Чистоплюев любят только чистоплюи.
- Не смертельно.
С этими словами он и подошел к Карлу и опустился на колени, поставив на пол саквояж.
Молодой человек, - обратился он к блондину, - тут сейчас будет крайне неприятное зрелище. Или выйдите или не мешайте.
Пальцы врача коснулись подушечками висков умирающего.
- Карл, я же уже говорил вам – себя надо береч. – Пао осуждающе покачал головой, - Нар шатеярра. Ми синаумиас дамаш!..
Время вокруг Хорта на долю секунды застыло, а после застыл и сам пациент. Это заклятие составил сам Пао лет триста назад. За основу было взято заклинание «Нетленные останки», теперь же, помимо сохранения тканей от разложения, оно погружало тело в подобие сна, останавливая все процессы внутри него. Очень полезно, когда счет идет на секунды. Отняв руки от висков старого знакомого, доктор вытащил из саквояжа опасно блеснувший скальпель и начал срезать с Хорта одежду. Там, где нитки и плоть спеклись в одну массу, он спокойно подрезал плоть. Со стороны казалось, что он работает очень медленно, но уже через несколько минут на Карле не осталось и клочка одежды. По крайней мере, сверху.
Поднявшись с колен, Пао поднял руки над телом – не Карлом, сейчас именно что телом – и начал произносить слова, сплетающиеся в причудливую формулу заклятия, окружившее врача и пациента барьером. На случай, если блондин не выдержит и кинется спасать Карла от крайне нелицеприятного врачевания.
Тело на кушетке мягко приподнялось в воздух.
- Си-ан-риаш. Мир данара ти дримитар…
Тело дернулось и забилось в судорогах. Пао видел все то, что творится под обгорелой кожей, видел, как с противным хрустом становятся на место кости, тянуться друг к другу порванные связки.
- … чен ситарьин. Миатар шалиастрин наямар…
Мышцы сплетались тугими жгутами, восстанавливая свою целостность. Сосуд к сосуду, волокно к волокну. Тело Карла прекратило содрогаться, но там, где внутренние ткани были повреждены, вспучивались и опадали небольшие уродливые бугры.
Шло время, Пао работал. Он не знал, что случилось с его старым знакомым, он спросит об этом потом. Сейчас же надо было сделать так, чтоб этот разговор состоялся без ритуала призыва нежити. Закончив с внутренностями, Пао переключился на наружные покровы. Кожа неохотно регенерировала, стягиваясь шрамами, которые опадали на пол кусками отмершей кожи. Голова вновь покрылась волосами, а щеки и подбородок бородой, на пальцах появились здоровые ногти. Оставалось совсем чуть-чуть.
Закончив с телом, старый китаец вновь положил Карла на кушетку. Опустившись на колени, Пао положил ладонь на глаза Карла и произнес еще несколько слов. Почувствовав, как ресницы пациента дернулись, пощекотав ладонь, он самодовольно улыбнулся. Последние слова развеяли первое заклятье, давая возможность Карлу вдохнуть и продолжить жить самостоятельно. Только после этого Пао повернул голову в сторону блондина.
- Жить будет. Я же говорил, что это не смертельно.
С тихим звоном битого стекла защитный барьер растворился в воздухе.

0

28

Автором лучшего поста прошлой недели становится назначается молодой и подающий надежды  Тони.
Ознакомиться с игрой можно в Частной клинике "Remedium"

http://s019.radikal.ru/i613/1309/7d/51e7aa602e13.jpg

Льюис бы поделился с доктором истерией про этого самого нелюбителя французов, и возможно рассказал бы, что этот тип неоднократно получал в морду, и так далее, и вообще он уже давно помер. Мог бы Льюис, но не сейчас. В его голове царил первозданный хаос…
Он лежал на койке, вытянувшись в одну линию и как можно плотнее прижав к себе руки. Кто его знает, откуда в голове возник порядок действий: замереть, не дышать, прикинуться мертвым. Нет, сначала, Тони был в простом, обычном таком, будничном недоумении, когда доктор залез на него. С Льюисом такого никогда не случалось, более того, ему даже в голову прийти такое не могло. Вот ты лежишь, продырявленный в плечо, доктор тебя зашивает, лечит, а потом усаживается сверху… «Может тут так принято?» промелькнуло в неразберихе мыслей.
Потом же, когда врач принял образ хищного зверя, Льюис одномоментно захотел иметь способность к телепортации. Не хватайтесь за пистолет – говорили они. Я не опасен – утверждали они. Трудно сохранять спокойствие, когда над тобой зависает огромная кошка.
Когда барс открыл пасть, выпростав на волю огромный розовый язык, Тони увидел эти зубы. Он не мог их не увидеть. Эти огромные клыки молочного цвета были так близко от его головы. Язык кота прошелся по щеке Льюиса, и ему показалось на мгновение, что в пасти барса исчезнет половина его лица, утянувшись вслед за языком. Тони зажмурился, повторяя про себя мантру «Сохраняй спокойствие», и непроизвольно расцвел этими дурацкими коричневыми «веснушками». Сердце подпрыгивало к самому горлу.  А когда барс, склонившись, принялся фырчать в плечо Льюиса, тот не выдержал и отодвинул от себя огромную шерстистую голову двумя рукам:
- Хорошо, я понял, ты настоящий! Не ешь меня!
После того, как док вернулся в свою прежнюю форму и заорал, взывая к какой-то Лоре, Тони подпрыгнул на койке всем телом. Он был морально не готов к тому, что доктор, сохраняющий спокойствие всё это время, способен издавать такие пугающие звуки. От этого возгласа, Льюис снова впечатался в матрац, буквально врастая в него спиной.
В кабинет зашли две дамы. Одна постарше, другая помоложе. Тони совсем никак не хотел участвовать в происходящем, только перебрасывал взгляд на каждого находящегося в комнате по очереди. Они о чем-то беседовали, но Льюис был занят исключительно своими мыслями, раскладывая всё по полочкам.
«Итак, этот странный город имеет только вход. Это хорошо. Но из него нельзя выйти. Это плохо. Здесь меня не найдут копы за ограбление – это хорошо, но здесь меня может сожрать какая-нибудь тварь – это плохо. Мое плечо практически залечено и не болит – это хорошо. Но что делать дальше, я не знаю – это плохо…» И всё в таком же духе.
Он не сразу понял, что обращаются к нему, когда доктор предложил взглянуть наружу. И начал реагировать на окружение, когда оставшиеся подтянулись к окну. Тони поднялся с койки и преодолел короткое расстояние до подоконника двумя шагами, и сконцентрировал внимание на происходящем.
Дама. Та, которая была постарше. Скинула простынь, а это единственное, что на ней имелось, и скрючилась в жуткую позу. Ее тело словно перемалывало невидимыми гигантскими пальцами, оно менялось. Руки и ноги превращались в медвежьи лапы, и за считанные секунды от той женщины вовсе ничего не осталось. На ее месте возникла огромная медведица. Тони никогда таких не видел, она была необъятна.
- Йобензибитте… - соскользнуло с его языка.
И тут эта зверюшка изобразила перфоманс… Она плюхнулась на зад и проделала пару фокусов своими лапами. До этого момента Тони был уверен, что медведи совсем неуклюжие животные. На увиденное Льюис среагировал нервным смешком, затем посмотрел на доктора - «С этим всё понятно…». Затем на девушку - «В кого она, интересно, превращается?» Потом снова на доктора:
- Мне… Нужно выйти.
Он кивнул, непонятно зачем, осторожно отошел от тех двоих, подобрал свою сумку, обжал ее обеими руками и, в чем был, пошел на выход, стараясь совершать как можно меньше движений и быть совсем незаметным. К своему большому сожалению, где именно он находится, Льюис не знал, поэтому сразу же свернул не в ту сторону.

0

29

В результате сложнейшего выбора из изобилия отличных постов, автором лучшего поста заслуженно становится участник квеста, Гаамия Раух.
Ознакомиться с игрой можно в Отеле "Убежище".

http://s017.radikal.ru/i424/1309/24/694f9018488b.jpg

- Фантом. А неплохое тут местечко. Интересно, за люкс надо будет платить?
Раух только ухмыльнулся и вновь приобнял Терри за талию. Наклонившись, техномаг шепнул ученику.
- Если хочешь, я тебе весь этот отель куплю. А не только люкс.
Сейчас он чувствовал себя немного странно. Вроде для него эта гонка была не больше, чем пиар-акция, за призом он не гнался, а какой-то ажиотаж был. Видимо, молодой любовник и его заставлял чувствовать себя моложе. Как доза адреналина в сердце - вместе они горы свернут. И никуда эти горы от них не денутся.
- Мистер Раух. Кажется, будет весело. Насчет радостно-серьезной морды не обещаю, но уже рад, что хотя бы не заблудился. Было бы обидно.
- А ты этим гиенам с камерам ничего и не обязан, - техномаг улыбнулся и, явно развеселившись, в очередной раз продемонстрировав свой характер и показав прямо в объектив одного из фотографов весьма экспрессивный фак. Он пообещал Терри ругаться поменьше, а вот про жесты ничего не было сказано, - Делай то, что хочешь, и не парься.
А вот второй молодой человек, Крис, кажется, отповедью был откровенно недоволен. Видимо, треттировать молодежь - это уже старческое. Но, как говорится, миллионерам закон не писан. Потому что у них были миллионы. А помимо миллионов, у герра Рауха был еще здоровый такой эгоизм и не менее здоровое самолюбие.
- Что ж, не буду вам желать налопаться вишни. А то еще накаркаю, и вы свалитесь с аппендицитом. Меня же совесть съест, причем чужая. Нелепая смерть, не так ли?
Едва заросшая дыра в печени явно способствовала повышению язвительности.
- Кошмар. Я стал говорить, как Людовик. Так и знал, не надо было топтать его клумбу, это оказалось заразно, - немец старательно изобразил голливудскую улыбку одному из репортеров. Даже в героическую позу встал, показывая, какой он весь из себя нехарактерный и впечатляющий. Впрочем, корчить идиота техномагу быстро надоело.
Парень, представившийся Бьёрном, явно пытался анализировать ситуацию. И ее же в итоге и разрядил, весьма ловко пнув Криса в лапы газетным ахтунгам. Немец был готов апплодировать, но увы, это было бы уже слишком. Пришлось просто подмигнуть.
Потом были еще репортеры, какие-то вопросы и какие-то ответы, и....
- Вот так бы и засунул ему в рот микрофон... Янос Авидос, ха....Двуликий Анус, ага... - Гаамия даже не знал, почему его сегодня так бесили шумные довольные рожи. Видимо, это все от того, что он в последнее время вообще не пил. Так сказать, состояние кадавра, неудовлетворенного желудочно. Тем не менее в появлении орущего попугая был и плюс - гонка началась...

... Они вошли в калитку чуть ли не боевым строем. А вдруг закроют? Правда, Раух тут же остановился, раскрыл карту и "завис". Можно, конечно, гнать вперед как бешеный таракан, но все же у немца интеллекта было побольше. Взяв за начальную точку предположение, что карта верная, Гаамия прежде всего нашел путь к своей точке. Несмотря на то, что лабиринт есть лабиринт, задача была не очень сложной. Банальное логическое мышление, а уж для механика, добрые восемьдесят лет разбирающего схемы и покруче, так вообще несложно. Определившись с выбором пути, Раух повернулся к Терри.
- Терри. Как вижу карты разные. К тому же гонка. Думаю, и тебе, и мне будет интереснее действительно играть, - забив на камеры, Гаамия притянул к себе ученика и с оттягом его поцеловал, - Я в тебя верю последними оставшимися сантиметрами своей печени, потому и не буду желать удачи. Руби, моя Мессия.
Многообещающе посмотрев на ученика, техномаг, посвистывая и особо не торопясь, двинулся по лабиринту. В его карте сначала шел не очень длинный, но прямой участок. Именно он и стал масштабом - отсчитав шаги и соотнеся расстояния, немец прикинул время, которое ему потребуется. Само собой, если он никуда не вляпается.
Сначала Раух пытался внимательно смотрел по сторонам, но эти чертовы зеркала отвлекали.
- Ну нет. Вокруг меня слишком много меня! А как же моя уникальность? - в итоге Гаамия просто постарался чаще смотреть под ноги. На остальных он особо внимания уже не обращал.

0

30

В результате сложнейшего выбора из изобилия отличных постов, автором лучшего поста последней недели апреля заслуженно стал участник квеста, Гаамия Раух. (См. пост выше).
Ознакомиться с игрой можно в Отеле "Убежище".
А сегодня мы рады сообщить, что этот же пост побеждает в конкурсе на лучший пост апреля 2013. Равняемся на лидера!

http://s017.radikal.ru/i424/1309/24/694f9018488b.jpg

0

31

В результате довольно трудного выбора из лучших назначаю лучшим удачно стартовавшее Зло. Давненько преступность не брала эти вершины, и сегодня автором лучшего поста заслуженно становится Ландан.
Ознакомиться с игрой можно в Ночном клубе "Ite tenshi".

http://s018.radikal.ru/i517/1309/b0/cb8ffe9caa2e.png

Человеческие пороки столько многогранны. И хоть всем им люди дали названия, но никто не сможет описать их истинную сущность и перечислить все их виды. Ведь, порок - то, что рождается вместе с человеком. Это часть его, неотъемлемая часть. Что чувствует человек, совершая греховный поступок? Знаете, Ландан никогда не задумывался об этом. Демоны не испытывают жалости и сожаления в тех формах в которых это испытывают люди, но, они не испытывают и наслаждения, так, как привыкли к нему мы. Эмоции для демона нечто косвенное и непонятное. Они чувствуют эффект алкоголя, чувствуют страсть во время секса и испытывают наслаждение от вкусной пищи, но по иному, нежели это делают люди. Было время, когда Ландерс завидовал простым смертным, за то, что Бог наградил их возможностью ощущать свой мир так, как демонам и ангелам не ощутить его никогда. Он считал, что этому глупому скоту досталось то, что отец не пожелал дать более высшим существам, а ведь многие из них даже не верили в его существование. Все чувства демонов были словно неутолимый голод. Они потребляли и потребляли этот мир, но никогда не могли насытиться. Что-то могло их радовать, но они никогда не испытывали счастья, или горя, так, как испытывают его простые смертные. Но если вернуться назад? Ответом на мой вопрос будет - наслаждение. Именно наслаждение испытывает человек, совершая грех. Будь то убийство, ложь, гнев. Они просто высвобождают свои инстинкты и то, что было заложено в них изначально. Демоны никогда не зарождают плохое в людях, да и зачем им это? Они лишь слегка подталкивают людей, ведь, каждый человек всегда находится на краю, с которого вот-вот может упасть. Слабые, трусливые создания, которые не ценят того, чем их наградил Господь.
Какой странный день, ведь с самого утра все пошло слегка не так, как планировал демон. Шесть утра, а Ландан уже был на ногах и ехал на важную встречу с уже бывшим хозяином клуба "Ite tenshi". Это была лишь формальность, но нужно было подписать несколько последних бумаг, и клуб полностью отходил в лапы демону. Еще одна маленькая победа в череде многих. Ландерс метил на пост главы мафии, и подобное заведение только помогало бы укрепить его позиции в городе. Клуб со странным названием был популярен среди молодежи и не только. Довольно влиятельные люди захаживали туда, парой просаживая не малые суммы денег и пользуясь многочисленными vip-услугами клуба. Удивительно, как демон раньше не заметил это заведение, ведь, оно подходило именно под описание дорогого и хорошо спрятанного борделя. Но Ландану мало было лишь его стези. Вся проституция в городе уже была под его контролем, кроме, разумеется, "Черной розы", которую так тщательно охраняла Стелла. Но у Ландана были широко шагающие планы и на это заведение. Удивительно, но клуб был продан ему буквально за пару миллионов, что слегка насторожило его. Бывший владелец так спешил покинуть город, что совсем наплевал на сумму и почти не торговался. Измаил очень любил выгодные вложения, а это заведение было прекрасным подспорьем для развития его бизнеса и новой маленькой страсти демона - наркоторговли. Второй бизнес он вел, немного не согласовавшись с Найтаном, но если он плохо контролирует своих торговцев и поставки, то это уже не проблемы Ландана. Демон уже давно планировал расширять свое влияние в разных сферах, ведь аппетиты его поистине были велики.
Прибыв на место встречи в клуб, Измаил не встретил бывшего владельца. Вместо него на встречу приехала странная девушка. Странность её была в том, что она больше походила на парня, чем на девушку, и благо была в брюках. Накаченный монстр в костюме и длинными волосами, которого Ландан сначала принял за парня, сунула ему все документы на подпись и взяла деньги. От чего-то бывшего владельца не устраивал электронный перевод, и ему потребовалась вся сумма наличными. Демон, конечно, не упустил возможности отмыть этой прекрасной сделкой еще немного денег.
- Надеюсь, это все документы? Не хочу, чтобы возникли проблемы и недомолвки с властями в будущем, - на вопрос Ландана девушка лишь кивнула и удалилась из заведения. Вечером в клубе должна была состояться вечеринка, и отменять её новый хозяин не планировал. В планах демона, конечно, была модернизация этого заведения, но этим можно было бы заняться и позже. Познакомившись с большинством персонала, демон принял для себя пару новых решений. Он хотел превратить этот клуб в свою резиденцию, поэтому, решил нанять новых людей, более осведомленных о новом направлении этого заведения. Но наркотики и проституция были лишь началом. В планах у Ландерса была оружейная компания, которая принадлежала какому-то странному юнцу, что не так давно появился в городе и уже успел зарекомендовать себя и добиться высот в этой области. Помимо вечеринки в vip-зале вечером должен был состояться прием, который должны были посетить многие влиятельные люди, которых Измаил пригласил сегодня.
Вечером того же дня, он вышел к публике и поприветствовал её. В зале приглушили музыку и остановили танцы, когда он появился на втором этаже со стаканом виски в руках, - Дорогие друзья. Сегодня не обычный день. Отныне этот клуб будет наполнен весельем двадцать четыре часа в сутки и будет рад приветствовать всех желающих в своих стенах. Вы спросите: Что это за зализанный пидр на втором этаже? Это Ландан Ландерс, ваш новый бог и владелец этого клуба, по совместительству. И дабы как-то подмаслить свой народ. Объявляю, что сегодня вся выпивка за мой счет. А сейчас, отдыхаем! - с этими словами музыка в зале вновь включилась, и люди принялись танцевать. Перед клубом уже дежурили люди Ландана. Был налажен строжайший фейс контроль, чтобы сюда не смогли проникнуть непрошеные гости, ведь в заведении отныне можно было прикупить немного больше, чем просто немного травки и снять шлюшку на ночь. Это заведение отныне должно было стать оплотом новой империи Ландерса, началом нового мира, который демон построит сам. Произнеся свою речь, Ландан спустился в зал в сопровождении своих людей. Через несколько минут в клуб должны были нагрянуть гости, которых демон с нетерпением ожидал, и ему хотелось лично поприветствовать их.

0

32

Напряженная борьба завершена, и автором поста месяца заслуженно и всенародно признан Карл Хорт.
Ознакомиться с игрой можно в Антикварной ласке "Kiste".

http://s020.radikal.ru/i714/1309/b4/e73e48e02e2c.jpg

Когда Карл проснулся, было темно. Он даже не осознал сначала, что проснулся, ведь в его сне тоже было темно. Просто теплая, бархатная темнота загустела, становясь непроницаемой, и  тяжело навалилась на него, вжимая в постель. Карл услышал хриплое шипение, и когда оно перешло в захлебывающийся тихий присвист, понял – это он. Это он так выдохнул сквозь стиснутые зубы. И только тогда он осознал, что уже некоторое время как не спит.
Карл закрыл глаза и медленно вдохнул, приказывая себе расслабиться. Темнота стала легче, превратившись из ватного одеяла в легкий плед. Она уже не мешала дышать, и не было необходимости так сильно, до судорог сжимать зубы. Карл лежал, вслушиваясь в свое мерное, спокойное дыхание, и бездумно скользил пальцами по льняной прохладной простыне, ощущая ее успокаивающую шероховатость. Все хорошо. Вчера, перед тем как  лечь спать, он закрыл ставни, именно поэтому вокруг такая темень. Сейчас он встанет, откроет ставни и сразу станет понятно, какое время суток на дворе. Пальцы, ведомые какой-то своей, неподвластной Карлу волей, перестали терзать простынь и смяли в  горсти край покрывала. От приятной шерстяной колючести от кончиков пальцев по плечам и спине прошла короткая дрожь, от которой на краткий миг сбилось уже выровненное дыхание, и голова невольно запрокинулась назад, утопая в подушке. Карл даже удивиться не успел этой своей реакции, ибо оное движение спустило с привязи целый ворох чувств и ощущений. Шорох волос по наволочке, поскрипывающей от крахмала и о которую так славно потереться щекой. Свежий запах хвои и цитруса – единственный запах кондиционера для белья, который он признавал. Ласково щекочущий шею мягким ворсом ворот халата. Зуд на щеках и подбородке, вызывающий нестерпимое желание почесаться, и которому невозможно противиться в темноте собственной спальне. Карл с наслаждением запустил ногти в бороду, поскреб пару раз подбородок и застыл, широко распахнув глаза. Он вспомнил. Провалившийся ритуал, упавшую звезду, свою боль и предсмертную агонию, в которой он прощался со своим бытием Страницы, становясь обычным полукровкой, которому всего-то везет чуть-чуть больше, нежели остальным. Становясь незрячим. Обретая окружающую его темноту в вечные спутницы.
Резкая боль помогла справиться с накатившей паникой и сбросить вызванный ею ступор. Он глубоко вздохнул, пытаясь осознать, что же ее вызвало, и поняв еле слышно фыркнул. Сам виноват. Так сильно стиснул покрывало, что, видимо, сломал себе ноготь. Основательно так, сломал, под самый корень – смог опознать он, машинально сунув в рот ноющий безымянный палец левой руки, и поморщился: длинные ногти неприятно чиркнули по коже на скуле. И когда это он успел их отрастить? Ах, да. Пао. Пао, никогда и ничего не делающий на половину.
Карл провел рукой по волосам, собирая их в хвост и перекидывая через плечо, чтобы оценить длину. Явно ниже лопаток, что уже превышает допустимое. Да еще и борода эта. Почти по грудь. И чешется, зараза. Он ведь никогда не носил бороды, даже в более чем далекой юности. Хотя ему, как говориться, грех жаловаться. Его воспоминания несколько притупились и утратили ясность, но и того, что осталось с головой хватало, чтобы понять – его претензии к излишнему оволосению, мягко говоря, нелепы.  Он и раньше то не мог позволить себе подобной роскоши – быть нелепым, а сейчас ему тем более не до этого. Нужно понять, как ему с максимальным комфортом прожить оставшиеся – сколько там ему Пао напророчил? -  пятьдесят лет. Карл пропустил пряди между пальцами и усмехнулся. Не густо, как не посмотри. С другой стороны, более чем щедрый подарок, если учесть сложившиеся обстоятельства. Так что тут и понимать то, особенного нечего. Он проживет оставшиеся ему годы в свое удовольствие. Мирно, тихо, спокойно, занимаясь любимым делом. С любимым делом, правда, возникнут затруднения, но тем занимательнее будет его продолжать. Да и Пао говорил, что его слепота, не навсегда. Что должной заботе и толики удачи…
Карл вздохнул и повернувшись спустил ноги с кровати. Удачи у него – бери не хочу. Не на данный момент жизни, конечно, но все вернется в норму через пару месяцев. Но и этой малости ему хватит за глаза и за уши. Эта магия была самой его сутью, и от нее избавиться можно было, только умерев. Ни к первому ни ко второму Карл не стремился. Что касается заботы… Ну, эту проблему, так или иначе, но можно будет решить. Просто он знает, что это ничего не изменит. Он не против торгов с Судьбой, но вести их нужно было раньше. А теперь цена уплачена, сделка совершена, проданное обмену и возврату не подлежит. Так что нужно расслабиться и получать удовольствие. И он его получит. По максимуму. Выжмет до последней капли. И никаких больше сделок – ни с Судьбой, ни с самим собой. На такие глупости времени у него больше нет.
Карл выпрямился и закусил губу, напряженно всматриваясь перед собой незрячими глазами. Ему нужно в ванную. Побриться, подстричь ногти, вымыться и вообще привести себя в порядок. И в этом, по сути, нет ничего сложного. Да, он не видит. Но он столько лет прожил в этом доме, что спокойно мог ходить по нему с закрытыми глазами. Так что, давай, старина, сосредоточься и вперед. 
Он склонил голову к плечу, вспоминая, как он проснулся и на какой стороне кровати сейчас сидит. Выходило, что на правой. Точно, он всегда вставал так, что оказывал на правой стороне кровати. Значит, ему нужно встать, дойти до стены – там вряд ли более пяти шагов – а там, по стеночке он прекрасно и без особых проблем доберется до ванной. Плевое дело, если задуматься серьезно. Гораздо проще того, чем он занимался последние сто пятьдесят лет.
Карл медленно поднялся, постоял, прислушиваясь и пытаясь таки определить время суток. Судя по тишине – или ранее утро или поздний вечер. Судя по его состоянию, он проспал достаточно, чтобы травки Пао завершили начатое его магией дело. Голова ясная, ничего, кроме сорванного ногтя не болит, и легкость тела, как у Хлестакова мыслей – необыкновенная. Так что хватить мяться, что барышня на первом свидании. Принял решение – доводи его до конца. Он вытянул руку и сделал первый шаг.
Второй шаг вышел более уверенным, третий - просто пример для подражания, а на четвертом он коснулся пальцами стены. Карл постоял немного вспоминая планировку второго этажа, и решительно повернулся на лево.
Рисунок обоев почти не прощупывался, но спутать его с гладкостью покрытого лаком дерева было бы совершенно невозможно. Что ж, он добрался до двери гораздо быстрее, чем думал. Карл мысленно поздравил себя с этой маленькой победой и нашарив ручку, плавно повернул ее одновременно толкая дверь и перешагивая порог.
Босая ступня почти по щиколотку утонула в густом ворсе, и Карл недовольно нахмурился. Он все же ошибся. Эта дверь вела не в ванную, а в коридор. Что ж, он попробует еще раз. От двери сориентироваться должно будет проще. А у него бесконечное количество попыток, в конце-то концов.
Карл невесело улыбнулся своим мыслям, повернулся, чтобы войти обратно, и тут ему что-то послышалось. Что-то чужое, чего в его доме быть просто не могло. Он замер, напряженно вслушиваясь и облизывая сухие губы. Дико захотелось пить, а в желудок упал тяжелый холодный ком. Рядом кто-то был. Он слышал дыхание этого кого-то совсем рядом и, кажется, невысоко от пола. Карл отпустил дверную ручку, делая сначала один, а потом и второй шаг назад. Перила лестницы подло ударили его в спину, подталкивая обратно, и он наступил на что-то узкое и мягкое. Первой мыслью Карла было, что это чей-то хвост, и он не далеко ушел от истины – он наступил на пояс собственного халата. Но оная так и не успела оформиться, потому что он упал. Лицом вперед.
И чьи-то сильные руки подхватили его.
Холодный ком ухнул вниз, в ушах оглушительно зашумело, и Карл закаменел, пытаясь справиться с охватившим его страхом. Он поднял голову, глядя перед собой, силясь разогнать эту чертову темноту, и шумно втянул носом воздух.
Непривычный, чужой запах. Мягкая ткань под пальцами. Крепкое, напряженное плечо. Карл вцепился в него мертвой хваткой, неловко выкинул вторую руку вперед и запутался в жестких, словно прокрахмаленных, волосах. Дернулся выпутываясь, рука сорвавшись скользнула по голове, зацепила ухо… Нечеловечески длинное, вытянутое и заостренное ухо. С тремя сережками. Где-то ему такое уже встречалось. Не так давно.
- Доброго… времени суток, - проговорил Карл и выпустил ухо из пальцев. С неохотой, если признаться, ну хотя бы себе. Очень уж приятен был на ощупь контраст металлической прохладной серьги и мягкой теплой мочки. Сердце билось так же часто и неровно, в ушах все еще шумело, но к Карлу возвращалась его привычная невозмутимость. – Благодарю вас, юноша. Можете меня отпустить.
То, что полуэльф был в доме, Карла не удивило. Их сделку никто не отменял, так что, где же ему еще быть? И тому, как удачно тот решил перекантоваться под его дверью – тоже. А вот нежеланию своему чтобы тот его отпускал – удивился безразмерно. Иначе как было объяснить эту, по всем пунктам неуклюжую попытку сменить тему?
- Как вам фильм, Николь? – вежливо поинтересовался Карл, окончательно успокаиваясь. – Вам понравилось? Наша сделка все еще в силе?

0

33

Итак, этот месяц щедр на прекрасные посты. Их три, и все три достойны висеть тут. Боевая ничья с ничтожным перевесом, между тем, не умаляет достижений нашего победителя за "Пост июня 2013". Итак, от всей души поздравляю с победой падрэ Кристофера.
Ознакомиться с игрой можно во флешбеке с майором Нортоном.

http://s020.radikal.ru/i709/1309/1f/b4adf104ab11.jpg

Братья слушали внимательно, один молчал, второй тихо ворчал иногда, Кристофер одобрительно слушал, как коп расставляет приоритеты и назначает задания за братьями.
Нортон нарисовал им маршруты и согласовал свое вероятное поведение в ближайшие дни, все правильно. Впрочем, при рассказах о любовнике копа, епископ вернул своему лицу чопорно непроницаемое выражение, которое само по себе уже наводило на мысли о неодобрении пожилого прелюбодея, который еще и освященный Богом брак осквернял. О времена, о нравы… Конечно, то, что полицейский открыл такие вот пикантные моменты своей биографии, говорило в его пользу, все-таки устроили они ему некую исповедь. Правда да, раскаяния было немного, но облегченная душа была налицо… Грязная прелюбодейская душонка…
Брат Себастиан так вообще уже вылил на Нортона три ведра чистого серебристого презрения, тогда как брат Макарий оставался невозмутимым и хладнокровным, но это вовсе не значило, что он одобряет такую растрату духовного в этом конкретном полицейском. Просто он не разбазаривает свои эмоции на неверных.
Распрощавшись с братьями и копом, епископ еще некоторое время наблюдал за ними из окна обители. Смеркалось.
«Вот вроде бы, приличный коп, - подумал мимоходом Кристофер. – А карандаш спер».

Когда ночью к нему по переговорному устройству поступил сигнал от брата Макария, епископ уже спал, однако быстро поднялся и привел мысли в порядок, стараясь сосредоточиться.
- Брат Кристофер. Наблюдаю за целью, вижу постороннего. Подпускаю ближе.
- Осторожнее, не допусти, чтобы он ранил Нортона, - заволновался епископ, тут же, впрочем, переходя в холодный и расчетливый режим офицера. Оценивая обстановку, возможное развитие событий, разворачивая карту с маршрутом копа, уточняя у брата, где именно находится цель.
- Будь готов вывести его из строя. Не убивай. Если это только пешка, то мы потеряем хорошие шансы, - негромко и четко говорил в рацию Кристофер, проводя при скудном электрическом свете пальцем по карте по маршруту следования копа. – Но и Нортона не хотелось бы терять… Смотри по ситуации.

Мужчина в старинном капюшоне направил на собирающегося закурить копа пистолет. Конечно, это уже было отступление от общего плана, но пока что убивать Нортона они не собирались. Так что арбалетный антураж под святош подождет.
Тень от низкого старинного капюшона контрастно скрывала половину лица, оставляя под тусклым светом редких фонарей только острый подбородок и кончик носа – довольно мало для вдумчивого опознания, к сожалению. Да и опознавать, пожалуй, будет некому, так что, ничего страшного.
- Теперь без резких движений… Руки за голову, - мужчина быстрыми и привычными жестами пробежался по бокам Нортона в поисках пушки, похлопал его по голеням и по бокам, ловко отстегивая защитные ремешки и доставая оружие. – Неплохой улов.
Дуло пистолета вблизи не давало особо шансов на самодеятельность, так что разоружение прошло спокойно.
– Следуй за мной…
Мужчина с гладко выбритым подбородком и в капюшоне отстранился на шаг, продолжая держать Нортона на мушке пистолета, делая краткий жест оружием, мол, вставай.
Выведя копа на аллею, отчего-то мерзостно пустынную и темную в этот поздний час, незнакомец дал понять, чтобы коп шел чуть впереди.
- Идем прямо. Здесь направо… - когда они дошли до небольшого поворота, там на одной из широких аллей (вообще-то тут запрещено парковаться) стоял большой автомобиль, как и положено, черного цвета. Около него еще стояли двое мужчин в балахонах, один гостеприимно открывал багажник.

- Брат Кристофер, мне все еще не нужно стрелять? Они собираются куда-то его отвозить, я не смогу преследовать автомобиль и оставаться незамеченным. У меня тут мотоцикл, но я могу выдать себя… - негромко отчитывался брат Макарий перед епископом, который за это недолгое время уже успел поднять отряд на ноги и отдать указания выдвигаться на подмогу.
- Постарайся не выдать себя, держись в отдалении. Братья уже направляются к вам. Так что мне нужны самые свежие данные по направлению этого автомобиля, – нужно было настоять на большем количестве сопровождающих… Но что уж теперь поделать.
- Есть.

0

34

И мы возобновляем традицию награждения лучшего поста месяца, пусть благодаря отсутствии инициатив и демократию меняет монархия. В августе самым ярким, насыщенным и интересным постом порадовала нас Ривка. От всей души поздравляем красавицу!
Ознакомиться с игрой можно здесь!

http://s017.radikal.ru/i407/1309/c9/c95ae1506888.jpg

Запах ментола и смрад серной поволоки лешая учуяла задолго до того как услышала голос, и увидела, нарисовавшегося, с гаденькой ухмылочкой на лице, демона. И все равно вздрогнула от визгливых ноток, словно ее ударили раскаленным прутом по голым плечам.
Со стороны могло показаться, что появление Мёрдока напугало Ришу.  Она ссутулилась, опустила плечи, ладони обхватившие лицо Варфаламея, застыли, с зажатой окровавленной тряпкой; волосы рыжим покрывалом упали на лицо, видимо стягивающая их лента лопнула, а лешачка этого даже не заметила.
Пока демон говорил, Хранительница оставалась сидеть неподвижно, замершая, словно статуя на морском берегу. Не шелохнулась, когда гончая с наскоком подлетел и вывалил перед ней все ее вещи, только пряди всколыхнулись от воздуха, волной ударившего в лицо.
Команда, отданная холодным бесцветным голосом, во второй раз заставило дрогнуть тело лешей. Медленно, словно во сне она подняла голову и посмотрела на треплющегося демона. В желтовато-зеленых глазах не было ни тени страха или сомнения. Радужка заполнила почти весь белок, а зрачки превратились в невидимые тоненькие щелочки и теперь взгляд лешей сверкал золотом. И он не предвещал ничего хорошего.
Но, похоже, самоуверенность и самолюбование не позволили Мёрдоку разглядеть в нем реальную угрозу.
И почему все они так любят болтать?
Все так же медленно и осторожно Ривка уложила голову Варфаламея на свой кошель, незаметно скользнув в него узкой ладошкой, и выпрямилась. Хранительница уже не обращала внимания на демона, она пристально вглядывалась теперь в алые, горящие жаждой убийства глаза пса, пытаясь разглядеть в них хоть толику сохранившегося разума.
Сейчас ей хотелось кричать от досады, кусать локти и шипеть словно кошке, которой прищемили хвост. Лешей хотелось сказать много чего этому пафосному глупцу, мнущему в пальцах вонючую сигарету, о том с каким удовольствием впилась бы она когтями в его белесые глазки и перегрызла бы глотку, чтобы никогда не видеть больше как мучается тот, кто поневоле связан с ним словом, повенчанном на идиотской прихоти. И своему преследователю, о, ему бы досталось много больше, за ту глупость, которую он совершил, поддавшись, зову бездумно и подчинившись своей вспыльчивости.
Но она молчала, все так же продолжая вглядываться в глаза, готового к броску животного. Ей очень хотелось верить в то, что пес ее не убьет, но обманываться глупо. Сейчас все сознание было заполнено приказом хозяина. Охотник готов был при любом неосторожном движении броситься и разорвать свою добычу. То, что с таким тщанием пыталась отыскать во взгляде лешая - отсутствовало. А потому не стоило даже мечтать о пощаде.
Но он принес мне мои вещи!
Холодный рассудок готов был дрогнуть перед этим внутренним воплем. Риша закусила губу до крови. Почувствовала, как металлический привкус на языке меняется на тягуче-вязкий древесный, сжала кулаки, и прыгнула вперед.
Одновременно с ней в воздух взвилась и гончая, оттолкнувшись сильными лапами, подняв фонтан песчаных брызг, она, раскрыв горячую пасть, грудью сшибла лешую.
Победный крик демона сменился на удивленный возглас, а потом перешел на визг. И все кругом накрыла волна жгучего, нестерпимо-чистого Света. Казалось, он проникал всюду, забирался даже под кожу и щекотал своим теплом каждую клеточку тела.
Закрывшись рукой от мощной челюсти, Риша только и успела развернуть тушу пса так, чтобы максимально закрыть от ударной волны, прокатившейся по пляжу. Лешей даже думать не хотелось, какую нестерпимую боль причиняет магия света ее преследователю.
Рухнув клубком в воду, и хлебнув воды, Хранительница вскочила на ноги и закашлялась. Разбившийся о грудь демона амулет света, погасил адский огонь и вылизал прибрежный песок до идеально ровной поверхности. Сейчас гармонию природы нарушали только тело Варфаламея, припорошенное золотой пылью и разметавшееся чуть поодаль тела демона.
Ривка вздохнула. С того момента как Мёрдок начал свои игры лешая не расставалась с фиалом никогда, тепля надежду, что все-таки не придется пускать его в ход. Но мало когда желания совпадают с действительностью, и Хранительница это понимала как никто другой.
Склонившись над охотником, лешая сначала аккуратно, а затем сильнее похлопала его по щекам.
Нужно было привести пса в чувство до того, как оклемается демон. Артефакт помог, конечно, но его силы хватило лишь на то, чтобы загасить потоки магии и оглушить противника. На сколько, оставалось только гадать. И проверять на практике Рише этого совсем не хотелось.
Размахнувшись, она наотмашь ударила по лицу мужчины.
- Ну, миленький, ну давай же... не будь ты тряпкой, очнись, наконец! - последние нотки, почти просящей в начале фразы, больше походили на приказ или раздраженный рык.

0

35

В сентябре пальму первенства удержал в руках Кристиан Уолкер со своим постом в "Ите Тенши". От всей души поздравляем.
Ознакомиться с игрой можно здесь.

http://s018.radikal.ru/i520/1310/42/25645dbe7a2c.jpg

Бэнг! Бэнг! Бэнг!
Никого уже не волнует, трясется ли рука у стрелка, если пули попали в цель. Кристиан со спокойной совестью расслабился и перестал чувствовать сожаление по поводу удара. Фрэнк заслужил. Он по-прежнему боится, ничерта не понимает и хорохорится перед своей дамой сердца. Которая, к слову, подхватила волну и отчитала Криса, не так бравурно, как Фрэнк, но этого хватило, чтобы прикусить стакан с виски и собрать все силы, чтобы не рявкнуть что-то типа «дорогая, шмаруй отсюда». Он помолчал, ожидая реакции Фрэнка. Ее не последовало.
«Тебе здесь не рады, приятель», - подумал Крис, ощутив болезненный укол и предпочтя списать его на уязвленное самолюбие. – «Так я и ушел, озарив вашу вечеринку радужным светом»
- Тебе показалось, милая, - и Крис напялил самое дружелюбное лицо из имеющихся в его арсенале. – Просто лампа качнулась. Стробоскопы, выпивка. Я люблю своего брата и рад его видеть. Мы целый год жили порознь, ты представляешь, что это такое для близнецов? О каком отвращении вообще может идти речь? Правда, Фрэнк, я ведь тоже не противен тебе?
Кристиан машинально достал из кармана джинсов зажигалку. Сам он не курил, но взял привычку носить с собой огонь. Эта привычка была чисто деловой и, вероятно, чисто американской. Зажигалка нужна была, чтобы в подходящий момент приблизиться к нужному человеку. Вот и сейчас Кристиан чиркнул колесиком, и кончик сигареты Фрэнка дрогнул и стал тлеть, бросив на его лицо отсвет при вдохе. Бледная кожа, росчерки сажи, невнятные следы косметики. И растекающийся багровым синяк. Крису эта картина показалась чертовски забавной – вот они сидят вдвоем, фактически между ними женщина, и им всем нечего друг другу сказать, кроме «давайте отмотаем на полчаса назад». Совсем не так Кристиан представлял себе их встречу, учитывая, что расстались они на поцелуе. Фрэнк сжался, обхватив себя руками, отрывая ладонь от плеча только затем, чтобы вдохнуть дозу никотина. Он хотел сидеть, молчать и ни на что не реагировать хотя бы некоторое время, Крис ясно видел это. Он ощутил некоторое беспокойство, так как не рассчитывал на подобный шок, но беспокойство это ушло, стоило ему только взглянуть на Беркану. В голове ясно прорисовалась причинно-следственная связь – Фрэнк решил начать новую жизнь, возможно, с этой девушкой. Надо было еще в самый первый раз показать ему, что, где и как. Крис не из тех, кого можно выдворить без его на то волеизъявления.
- Эй, Фэнси, - тихо позвал Крис, склонившись к уху брата и легонько проведя кончиками пальцев по синяку на скуле. – Прости, я не хотел делать тебе больно. Вот что случается, когда встречаешься с кем-то не из семьи.
Кристиан шутил, но шутил опасно, на грани, внимательно следя за реакцией Фрэнка и чувствуя, как тот остолбенел. Это было великолепно. Довести Фрэнка до точки и упиться его агонией – это все, что нужно было Крису сейчас. В расстроенных чувствах он становился жестоким. Фрэнк знал. Кому знать, как не ему. Так что никто не виноват.
- Давай я сделаю тебе не больно. Как в детстве, помнишь? Это закрытый город, нас никто не знает, всем плевать. Чего ты боишься? - Крис с улыбкой положил ладони на плечи брата и приблизил свое лицо к его. Коснувшись губами ушибленной скулы, Крис искоса взглянул на Беркану, надеясь, что теперь-то до нее дошло, и она сбежит, полная смятения, а лучше омерзения.
Стоит и контрольный влепить.
- Фрэнсис, ты ничего не хочешь сказать своей подруге?
Выкручивайся, дорогой.
Кристиан отодвинулся, чтобы Фрэнк хотя бы вздохнул, и занялся виски, уверенный, что разыграл все, как по нотам.

0

36

Новый год, новые сюрпризы. После недолгого вынужденного перерыва возрождаем традицию.
И победителем первого месяца нового года становится Хью Мердер со своим постом во флешбеке со Стеллой. От всей души поздравляем с давно заслуженной победой!
Ознакомиться с игрой можно здесь.

http://radikall.com/images/2014/02/01/QuCzd.jpg

Надо обыграть свой характер правильно, уж больно он из меня лезет. Столько раз корил себя за это...
- Я никогда не ставил себе целью впадать в крайнюю подозрительность. Поэтому так сразу не могу сказать ничего определенного. Это надо хорошо обдумать, вспомнить все что я видел или слышал.
Но в любом случае с этого момента я присмотрюсь к каждому... Ах, как я неудачно вляпался! Ищут точно не меня, я еще ничего не сделал для этого, но если я где-то раньше допустил хоть малейший промах, при хорошем дознании достаточно будет и подозрения. Не знаю, кто этот гаденыш, который испортил мне всю игру, но придется найти его раньше, чем землю подо мной перекопают, чтобы туда же меня и уложить.
Лон впервые отвел свой взгляд от лица Падшей и посмотрел на свои руки, плотно обхватившие ручку портфеля. Вид у него был сосредоточенный или скорее погруженный в себя, будто он прямо сейчас пытался проанализировать поведение и слова всех тех, кого он встречал в отеле. На деле же мысли его были заняты анализом своего положения.
Сейчас ее карту можно побить любой, самой слабой парой, не выдавая при этом тройку тузов. И только потому, что она и не рассчитывает, что крыса падет к ее ногам с просьбами наказать ее за плохое поведение. Но в следующий раз она вызовет на разговор настолько подготовленная, что это будет не покер, а шахматы, где блеф не сработает, а удача может придти лишь в ошибке противника - на это не следует рассчитывать. Крыса должна быть поймана раньше.
- Я стремился сюда, - заговорил он, снова смотря в лицо Падшей. - Начал с небольшой группировки, торговавшей оружием. Быстро попал в любимчики, а там перебрался к Парнелли, курирующему все банды торговцев сектора А. Именно у Парнелли я проявил себя еще и в "секретарской" работе. Мистер, так зовут его среди коллекционеров оружия, будучи постоянным клиентом Парнелли, выторговал меня у него. Я проработал у Мистера почти полгода, выполняя различного рода работу и, полагаю, зарекомендовал себя на столько, что открывшись ему и рассказав, что хочу работать здесь, получил его рекомендации. Он снизошел до "юношеских амбиций", так он это назвал, - Коэн остановился, но это не была пауза. Он говорил размеренно и с чувством, если только можно говорить так, сохраняя спокойствие в голосе. - Я сирота и мне не на кого положиться, но я не лишен амбиций. Это место секретаря кажется задвинутым в самый угол, но на самом деле это вершина, с которой видно почти все.
Так... я разошелся. Зато теперь меня смело можно выпускать ораторствовать за секретарское кресло. Впрочем можно усмотреть и другие плюсы: теперь я больше похож на амбициозного карьериста (надеюсь, что с мозгами), чем на засевшую в норе крысу.
С этими мыслями Коэн потушил разыгравшийся в его глазах огонь, и голова его сильнее опустилась и втянулась в плечи, которые ни разу не попытались расправиться за время пламенного монолога. Спина его так же ни на мгновение не изменила свой сгорбленный изгиб, и это очень резонировала с его словами и мыслями. Возможно именно это оставляло неизгладимое впечатление, когда он начинал говорить с тем, кто был ему зачем-то нужен, но сохраняло его невзрачность во всех остальных случаях.
- Я могу работать кулаком, но предпочел бы сначала поработать головой.
А еще осмотреться. И ведь не сказал ни слова лжи. Теперь она решит, что либо я человек с характером, либо ну очень наглая крыса. Но будет права в обоих случаях.
Секретарь смотрел прямо на хорошенькое и одновременно жесткое лицо своего судьи. Он соврал, если бы сказал, что не боялся ее решения. Но нельзя с такой работой просто бояться. Можно только бояться, но идти вперед. За каждым углом тебя может подстеречь смерть и это не повод стоять на месте и не заглядывать туда.
Лон сыграл и сделал ставку на... любопытство.
Лишь бы не чрезмерное....

0


Вы здесь » F.E.A.R. city » Организационные моменты » Доска почета Ти