Правила игры
Описание мира и сюжетВопросы гостейНужные персонажи!Расы и способности

ФОРУМ ЗАКРЫТ. Всем спасибо <3

F.E.A.R. city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » F.E.A.R. city » Организационные моменты » Доска почета Ти


Доска почета Ти

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Дорогие наши игроки!
Здесь публикуются лучшие посты наших игроков.

Всем удачной игры!

0

2

Лучший пост прошлой недели.
Эцио Раттацци и Фина.
За совместный пост в "Допросной".

http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1683-1325124701.jpg http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1281-1264542511.jpg

"Эво как..."
Эци непонимающе посмотрел на подозреваемую.
- В классики? Детскую игру с начерченными мелом квадратами на асфальте?
В памяти услужливо всплыли неровные и затертые десятками подошв снующих криминалистов, магов и рядовых квадраты с цифрами, "вершина" которых приходилась как раз на вход в проулок.
- Интересно... А позвольте спросить, зачем вы это делали? - Поняв, что его вопрос звучит глупо, Эци поправился, - То есть я хотел сказать, что классики игра для детей, и люди вашего возраста к ней интереса не проявляют...

"Моего возраста? Интересно, какого именно?"
Фина сама не понимала, как ей удалось избежать этого вопроса, во время первого разговора. Этот вопрос всегда ставил ее в весьма неудобное положение - ответов было несколько и все они были честными. Сколько ей лет, сколько лет Афине, сколько лет той Афине, которой она являлась сейчас. Она предпочитала отмалчиваться или переводить разговор на другую тему, отговариваясь тем, что девушек о возрасте не спрашивают.
- Я никогда в нее не играла.
Она вообще мало во что играла, если говорить о человеческих играх.
- Мне стало интересно, что в ней такого. Игра не сложная, главное не наступить на линию. Кроме того, я до конца не была уверена, что это не магическая фигура, - она задумчиво обхватила колени руками, положила на них подбородок. - А ведь я не так уж и не права оказалась. Допрыгала до середины и случилось плохое. Хотя ни одной линии не зацепила, я уверена в этом. Может тут и нет никакой связи, но... Но ведь случилось же. Тот Перевертыш... Я не могу сказать, что он был хорошим человеком. Даже по вашим меркам он до него недотягивал. Но он был сильным. И он такого не заслужил. Никто такого не заслужил, - она помолчала и совсем тихо добавила. - Может действительно было бы лучше, если бы его убила я.
Ее слова повисли в воздухе, и она поняла, что этого говорить не следовало. Иначе с чего это ей так явно послышался неодобрительный вздох Джозефа.

«У этой женщины талант меня удивлять… Она еще и жертву знала. Вот везучая...»
- Магическая фигура? Вы разбираетесь в магии? И что вы имели в виду под «Плохое»? Пэр фаворэ, расскажите все по порядку и максимально подробно. Пока то, что вы говорите, напоминает карусель для жаждущих скорости маньяков. Чем подробней и детальней вы мне все расскажете, тем легче мне будет установить виновного.
Эта девушка сводила его с ума. В самом прямом смысле. Эцио видел пред собой взрослую женщину, у которой взгляд и манера разговора периодически напоминали расстроенного ребенка. А последняя фраза упала на Эци как кузнечный молот. Серебряный. Есть же где-то сумасшедшие бесполезные кузнецы? Логичный вопрос  на ее последнюю фразу Эци решил оставить на потом. Сейчас он хотел восстановить хронологию.
Следователь сделал глоток из стакана и положил руки а столешницу, сплетя пальцы в замок.
- Итак. Вы ночью гуляли по улицам в районе перекрестка. Почему? Это опасное место, особенно после наступления темноты.

- Я не гуляла.
Колени чесались, поскребывание пальцами уже не помогало и Фина сейчас от всей души завидовала собакам, которые могли пустить в ход зубы при охоте на блох. Она потянулась к столу, взяла стаканчик и налила немного на колени. Минералка запузырилась впитываясь в ткань. Стало немного легче.
- Мы шли из лавки. Джозеф хотел отложить поход до утра, но я хотела этот нож уже третий день, и мы отправились, как только ушел последний посетитель. Прибыли в лавку около полуночи. Хозяин уже собирался закрываться, мы еле успели. Не люблю я этот ваш транспорт, поэтому домой пошли пешком.
Она положила ладони на колени и медленно потянула из ткани воду вместе с кровью. Бурая жидкость проступила сквозь пальцы.
- Мы прошли примерно половину, когда я увидела эти «классики».
Она подняла руки и стряхнула грязную воду с ладоней на пол. На коленях осталось два чистых пятна.
"Может и не придется их выкидывать. Но повозиться придется."
- Я не очень доверяю рисункам мелом на земле, офицер Раттацци. И сначала подумала, что это такая магическая фигура. Но Джозеф сказал, что это такая игра. И мне стало любопытно. Я немного нарушила правила  - кинула биту сразу в центр. И когда допрыгала, то почувствовала запах крови из того переулка, - она замолчала. - Странно. Я только сейчас это поняла. Запах был такой густой, и крови там было столько... Я должна была почувствовать ее еще за квартал. Но почувствовала, только когда стала напротив. А еще эта вонь. Сладкая, дурманящая и липкая, - она нахмурилась. - Не могу понять, что же могло так смердеть. Она не перебивала запах его страха и боли. Она как бы вплеталась в них. Это было мерзко. Словно с головой нырнула в вонючую слизь, - ее передернуло. - А потом я нашла Перевертыша. - Чувство вины, старательно отодвигаемое на задний план, захлестнуло ее с головой, заставляя сцепить пальцы в замок и стиснуть зубы. - Я не успела. Он попросил, а я не успела. Он умер. А потом я нашла, то чем его убили. Этот кинжал... он смердел. Когда я вернулась, Джозеф сказал, что полиция уже едет, так как кто-то уже ее вызвал, и я осталась, чтобы ее дождаться.
Она замолчала и посмотрела Законнику в глаза.
- Я что-то сделала не так? - простодушно поинтересовалась она.

0

3

Лучший пост этой недели.
Рейвен Валентайн
За пост в ресторане "Ite tenshi"

http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1215-1334352534.jpg

Не слишком удачное место для апофеоза. Валентайн затянулся, глядя на то, как стройные барышни в китайских платьях, покачивая бедрами скрываются за тяжелой дверью ночного клуба.
"Ну вот ведь чистый ж воды блядовник" - подумал он, указывая чертям на подсвеченное люминесцентом, здание, в котором слишком многие души теряли последние осколки веры. Да, и вообще, что можно ожидать от вампира? Тем более, такого не слишком гетеросексуального? Валентайн выпустил дым из легких, поправляя крест на шее. Чертям этот крест явно не нравился. Героин продолжал путешествовать по организму, и Рейвен уже даже почти не замечал что истекает кровью. А если и замечал, то ему вряд ли до этого было дело. Его мозг работал в совершенно другом направлении, кардинально отличном от собственного благополучия. Ибо тот, кто заботится о своей жизни, никогда не решится на такую авантюру.
Звонок Вандервейса пришелся кстати.
- У меня все готово. Я сам сконекчусь с Тришером и объясню ему его дальнейшие действия. Короче, спите спокойно хозяин, все будет чики пуки. Отстрел по объему, белкам по ореху,дебоширьте на здоровье! До связи! - Рей слабо понял, что тот имел ввиду, но высказаться на этот счет не успел ввиду повешенной трубки. Ещё один псих в его личной коллекции. Что ж подобное притягивает подобное... По всей видимости...
Волноваться за этих двоих совершенно не стоило. Даже если они не справятся - Рею будет не до того. Хотя, все же если что в продуманном механизме пойдет не так, весь его план обернется против него, смачной задницей опустившись на не слишком здоровую голову. Он ждал этого момента так долго, и просто непростительно упустить такой подходящий случай. Единственное - место слишком ихнее, слишком мафиозное. Достучатся до широкой публики будет проблемой. Хотя, если попробовать сделать иначе?
Валентайн достал из кармана мобильный телефон. В его записная книжка всегда пестрила экстренными телефонами всяких нужных людей, в том числе и журналистов. А значит, следовало только выбрать из них самого граждански несознательного фанатика своего дела. ну, или самого алчного. И вольно-наемного, такого кто продаст с потрохами сенсацию, и глазом не моргнет от осознания того, что мог её предотвратить. Давно уже пора пощекотать пятки мерзкому сутенеру, что совершенно потерял страх, опираясь на хорошие отношение со Стеллой. Уж чего Валентайн точно терпеть не мог, так это шавок, гавкающих из-за спины хозяина...
Недалеко как раз стоял телефон автомат. Рей вен кинул монетку, и медленно набрал номер своего невольного сообщника. Голос прервал гудки довольно быстро.
- Сегодня, приблизительно через час в известном ночном клубе "Ite tenshi" произойдет покушение на убийство мистера Рихнера, надеюсь объяснять не стоит кто это. Так вот возможно, Вам будет интересно узнать обстоятельства его смерти, да и мало ли что ещё придет в голову церковным психопатам... В общем, если желаете убедится в моих словах, торопитесь. Вдруг не успеете? - он повесил трубку, в полной уверенности что журналюга уже наскоро напяливает на себя трусы и кабанчиком мчится лицезреть очередную трагедию, которая уже следующим утром будет стоить очень дорого.
Черти очередной раз покачали головой, косясь на крест и удивляясь продажности этого города. А Рейвен, медленно посмотрел на небо. Тришер не отличался тупостью, он все поймет, причем достаточно быстро. Его тело ограниченно, по всем меркам его убьют или его многочисленные повреждения, или героин, что в последнее время стал скорее нормой жизни, нежели развлечением.
- Хер, с вами... Пора... - непонятно к кому он обратился, видя, что черная тонированная машина подъезжает к входу. А значит жертва его игры, уже прибыла...
Пройти через парадный вход, даже в таком странном одеянии не составило труда. Его здесь знали, к сожалению по ему приходилось здесь бывать. Здоровенные секьюрити даже приветственно опускали голову, в знак почтения, что немного раздражало. Как и VIP - зона была так же не сокрыта от его персоны, тем более по всему городу уже прошел слух о жутком главе наемников, что любит выпить и не любит отказов. Теодор постарался, да и его ребята тоже. Бестолковые правда, но сильные, такие же беспредельщики, что и их предводитель. Этому городу явно не хватало хорошей встряски. Поэтому начать стоило именно с этого.
Рихнер сидел поотдаль, совершенно не представляя, какая опасность нависла над его головой. Чего Валентайн ждал? Наверное наития души, или как там это состояние называется. О, точно вдохновения. Отправить на тот свет половину посетителей этого клуба - это надо определенно быть в потоке. Просто так убивать скучно. Особенно когда занимаешься этим уже 20 лет, и перепробовал почти все известные методы. В итоге убийцы, лучше чем кто либо знают, что их жизнь совершенно ничего не стоит. Как бы они не стремились убедить кого-либо в обратном, в глубине их душ они понимают, что между жизнью и смертью стоит лишь только секунда, во время которой палец нажимает на курок.
Ворон наконец встал и быстро скинул плащ, обнажая две свои беретты. Охранники Рихнера не успели даже дернуться, в их лбах уже было по красивой освещенной пуле.
"интересно, журналюга уже здесь?" - пронеслось в мыслях. Вокруг люди начали паниковать, что создавало дополнительный бонус: Итеншененовские морды не успеют так быстро. Один нагловатый нелюдь в порыве паники задел его локтем. Через секунду он уже лежал на полу со священной пулей в сердце. Валентайн опустил пальцы в его кровь, и слизнув каплю, начертил ею полосу на своем лице. Испуганный Рихнер тем временем уже попытался скрыться. В один рывок Рейвен достиг этого человека, оказалось не так уж это и сложно, когда испуганная толпа жмется по углам... Рихнеру повезло лишь в одном - его смерть была быстрой. Пуля в затылок, так как умирают только хорошие люди. И пусть он был редким скотом, он по сути совсем не виноват в том, что стал между двух огнем, причем совершенно не тех, какие были задуманы изначально. Охранники уже стреляли в него и пули свистели над его головой. Кажется одна из них пробила ему предплечья, но Валентайн не чувствовал боли...
- И пусть прах души твоей упокоется на Небесах... - начал он заупокойную молитву, методично отстреливая вражескую силу. С каждым трупом он производил те же мероприятия, что и нагловатым оборотнем. На его лице уже не возможно было различить полос, они превратились в большое кровавое пятно, что слишком выделялось на безумном лице... Его глаза были черны и бездушны, казалось с каждой каплей его душа уходит все выше, оставляя это тело безбожному духу ненависти и равнодушия, что наконец вырвался наружу. Времени оставалось не много, скоро сюда нагрянут полицейские. Рейвен спустился на нижний этаж, правой рукой обнимая размалеванную девицу, что хватала ртом воздух белесая от страха и может быть чего-то ещё. Так было удобнее всего...
- А теперь слушайте все! - голос разорвал тонкую нить панических криков, заставляя всех действительно закрыть рты. - А теперь запомните, суки, все это делается исключительно с благословения Церковного совета ордена Камелий, слишком уж наполнено грехом это место. Что, падаль, думали всю жизнь в беззаконии проживете, не узнав вкуса расплаты? - Ещё один труп напротив него упал на грязный пол. Девка в его руке что-то шептала о пощаде.  Рейвен громко засмеялся - Все что здесь происходит - потому, что церковь не любит грешников, а особенно не людей, которых в нашем городе стало больше, чем нормальных. Хозяин этого клуба тоже нелюдь, а вы кормите карманы главного сутенера города, который давно уже по ночам лижет задницу хозяйке отеля Черная роза, что сейчас у ихней власти. Подумайте, суки кому вы служите. ..
Он сплюнул на пол, окидывая грозным взглядом окружающих. Кто-то плакал, пытаясь привлекать к себе  как можно меньше внимания. Кто-то забился в угол, даже не надеясь на спасение. Кто-то выжидал момента что бы напасть. Но в сущности...
- Я своими руками убил Вагнера Рихнера, во славу церкви... Этот сукин сын вырезал органы у маленьких детей и продавал их на черном рынке, что бы испорченные и заплывшие жиром детки мафиози не сдохли от своих наетых и напитых роскошью болячек. А ещё, он не хотел платить новой главе мафии бабки, поэтому то, наверное и лежит теперь с пулей в затылке. Запомните, сукины дети... В этом городе всем заправляет только одна сила - Церковь, остальные играют под её дудку. Я закончил, пора валить...
Где-то вдалеке завыли полицейские сирены. Валентайн посмотрел на потолок, нажимая на курок. Пуля пронзила челюсть этой девки, и ушла куда-то в мозг.
- Интересно, а каково оно умирать?
Наскоро скинув с себя остатки верхней одежды и обнажив свои синеватые крылья, что несмотря на шрамы, покрывающие его тело, все ещё были видны, Валентайн поднес пистолет к своему виску, и странно улыбаясь, в почти картинной позе выпустил пулю себе в голову, отправляясь на тот свет следом за своими жертвами.  Единственное что он почувствовал в последний момент - это пугающее ощущения пустоты  и недвижимости собственного тела. Но это достаточно быстро исчезло, потому что на смену ему пришел покой... Секунды длились вечность... И только пустота... Бесконечная и такая родная... Пустота...

0

4

Лучший пост этой недели.
Айсака Казуки
В пещерах.

http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1666-1335378511.jpg

-Айсака Казуки. - врач в свою очередь протянул ладонь для рукопожатия, хотя сама рука дрожала с такой силой, что проще было бы ограничиться обычным кивком, но японец был бы не японцем, если бы не выполнил все так как подобает.
Валяться бесхозной ветошью на песчаном берегу было бесполезно, тем более, что сие занятие нисколько не приближало их в решению проблемы, а наоборот доставляло еще больше хлопот. Если они замерзнут еще сильнее, то велик риск подхватить пневмонию, а помирать в столь раннем возрасте вовсе не входило в планы Айсаки.
На слова благодарности о спасении жизни Стерлинга, Казуки лишь улыбнулся. С губ чуть не слетели такие привычные слова о том, что спасать жизни других это его прямая обязанность, но врач промолчал. Ни к чему разбрасываться такими громкими фразами, иначе это больше похоже на бахвальство нежели на реальную жизненную позицию.
-Одно могу сказать точно - мы где-то под землей. А это несколько удручающая перспектива. Я все же надеюсь выбраться отсюда, но не хочу снова лезть в воду. - от перспективы очередного заплыва в леденящей душу воде врача аж передернуло.
"Надо срочно отсюда валить. И чем скорее, тем лучше!" Желание оказаться как можно скорее на поверхности немного разнилось с возможностями, потому как обратным ходом им не выйти как ни пытайся - ну не умеют люди прыгать намного выше своей головы, преодолевая сильное течение подземных рек, да и взобраться вверх по водопаду тоже трюк из области фантастики. А сам Айсака был простым смертным, который в те минуты отчаянно мечтал о чем-нибудь согревающем.
Зубы выбивали лишь им одним известный марш, а тремор пальцев скорее указывал, что врач страдает паркинсонизмом, а не банальным переохлаждением. "Вот выберусь отсюда, залезу в горячую ванну и буду там жить неделю! Нет, неделю как-то маловато... Месяц! Да, месяц пойдет"
Айсака как раз собирался спросить у Лилака, какие у того планы насчет того как лучше выбраться из этой сранной ловушки, как вдруг почувствовал что вокруг что-то стало неясно меняться. Сразу сказать, что было причиной таких изменений врач не мог, поэтому оставалось лишь озираться по сторонам, стараясь не пропустить ничего. И точно - не успел он оформить свою мысль в слова как на границе света и тени стали возникать очертания женского тела. Этот неясный силуэт манил и притягивал к себе, а сам мужчина не мог отделаться от странного желания оказаться поближе к прекрасной незнакомке.
Девушка ступала по воде с такой плавной грацией, что казалось она сама была соткана из водной стихии, являясь дитем озера, опасным и прекрасным одновременно. Казуки робко улыбнулся ей и тут же готов был поклясться, что нимфа, как он ее тут же окрестил, улыбнулась ему в ответ. Причем улыбка предназначалась именно ему, Айсаке, а не Лилаку, который тут же был переведен в разряд соперников за внимание этой волшебной особы. С чего в его душе возникли такие мысли японец сообразить не мог, но почему-то Стерлинг стал казаться ему лишним на этом островке суше и с каждой секундой врач думал как же ему избавиться от незадачливого компаньона лишь бы только остаться с девушкой наедине.
Тело само без ведома Айсаки стало делать шаги в сторону нимфы, а сам он глупо улыбался, бессвязно шепча всякие глупые нежности в адрес дамы, желая тем самым ей угодить и тем самым завоевать ее расположение. Невдомек глупому япошке, что странная молчаливая незнакомка уже полностью затуманила его мысли, диктуя врачу правильную для него линию поведения. Ведь всем хочется кушать, а "едой" для нее служили именно такие глупцы, поддавшиеся ее чарам.
-Ты прекрасна - врач прошептал в губы слова прежде чем потянуться за долгожданным поцелуем и понять, что силы утекают с каждой секундой. Но было уже поздно и отстраниться не было никакой возможности. Мир в одночасье померк и Айсака мешком рухнул на песок.

Очнулся он в отвратительно неудобной позе, да и с тупой болью в затылке, будто кто-то добродушный огрел его сзади от всей доброты душевной. Впрочем, оглядевшись, врач понял, что так оно собственно и было. Рядом с ним лежал внушительных размеров булыжник, а на затылке вздувалась шишка.
-Вот теперь и спасай людей из воды, а они тебе в благодарность будут бить по голове и девушек уводить! - с досадой в голосе посетовал врач и тут же рывком поднялся с пола, вспомнив последние мгновения, когда понял, что за преестной внешностью нимфы скрывалась дикая хищница. - Лилак! Лилак, ты где?
Ни слова в ответ, лишь слабое сопение. Обернувшись на звук Казуки лишь непроизвольно приложил ладонь к губам, сдерживая рвущийся наружу крик. Тело его знакомого было похоже на сломанную куклу, которую неопрятный хозяин кинул как попало и она от этого переломала все ноги и руки. О том, что творилось вокруг пока сам врач был в отключке Айсака мог только догадываться, но видимо добро все же одержало верх над злом, однако с большими жертвами.
-Эй, ты только не шевелись, я сейчас, сейчас! - врач стал торопливо стягивать с себя пиджак, и тут же дергать его на лоскуты, чтобы соорудить повязки, которые хотя бы в первые минуты должны были остановить кровь. - Я сейчас тебя перевяжу и отправлюсь за помощью! Я быстро, ты и моргнуть не успеешь. Мы тебя отсюда вытащим в два счета!
Голос Казуки был на удивление уверенным, что нельзя сказать о его мыслях. Вряд ли Стерлинг мог перенести транспортировку, но не оказать ему помощь даже сейчас врач не мог. Он обязан сделать все что может пока есть надежда. Казуки потянулся к плечу Лилака, но тут же вскрикнул. Ладонь Лилака с силой сжала запястье японца, а следом пришло отчетливое ощущение, что кожа врача по пальцами у Стерлинга начинает гореть от невидимого огня.
-Что ты?.. - Айсака посмотрел на Стерлинга и осекся, несколько секунд они неотрывно глядели друг другу в глаза, а потом взгляд Лилака угас.
Казуки сжал ладонь в кулак и в сердцах стукнул им в песок. Затем осторожно высвободил запястье из плена пальцев Стерлинга и охнул - на коже словно живой двигался небольшой дракончик с рубиновыми глазами. Айсака не верил своим глазам, ящер пару раз двинулся, расправляя крылья, помахал ими и в конце концов обвился вокруг запястья, сцепив пасть на собственном хвосте. "Такого не может быть! У меня не может за какие-то пару секнд возникнуть живая татуировка!"
Японец испуганно посмотрел на лежащего рядом мужчину и почувствовал как на голове у него начинают шевелиться волосы - все тело умершего усыхало, осыпалось пеплом, очертания казались зыбкими, пока от тела не осталась горстка серого песка. "Что все это значит?!" И с этой мыслью врач во второй раз за час потерял сознание. Теперь уже самостоятельно и безо всякой посторонней помощи.

Назойливый солнечный луч мешал как следует выспаться и нагло светил в глаза. Айсака поморщился и попытался повернуться на бок, когда почувствовал, что его кто-то настойчиво клюет в плечо. С шумным вздохом мужчина принял сидячее положение и смачно выругался. Все прошедшее, до последней минуты казавшееся лишь отвратительным сном приняло статус яви. А значит надо думать как выбираться. Если бы только солнце так не светило в глаза. Солнце? Казуки подпрыгнул на месте и уставился туда, откуда пробивались лучи дневного светила и радостно завопил.
Путь наружу не такой сложный, когда тебя подстегивает стимул в виде обретения долгожданного счастья. Перед тем как осваивать карьеру начинающего скалолаза, Казуки внимательно пошарил в кучке вещей Лилака и, разумно рассудив, что тому вряд ли понадобятся эти вещи, взял себе ключи на связке, фонарик, а заодно и пистолет с обоймой.
Спустя каких-то пару часов и ограничившись лишь ободранными в кровь руками, Айсака оказался снаружи.
-Больше никогда, НИКОГДА я сюда не полезу!
Немного пошатываясь доктор все же доволок свое тело до машины и увидел стоящий ядом с ней мотоцикл, который развеял все его вопросы насчет неизвестной связки ключей. Даже не смотря на слабость в теле он был тверд в своем желании покинуть раз и навсегда это злополучное место с его проклятыми пещерами. Завести мотоцикл оказалось не таким уж сложным делом. Закрепив сзади пару сумок с вещами, Айсака тут же рванул с места.

0

5

Лучший пост недели.
Теодор Обейрозза
Бар в "Ite tenshi"

http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1251-1324933349.jpg

- Ты будешь доволен, - настойчиво произнес витающий в воздухе шкаф.
- Доказательства! Мне нужны доказательства! - орал разгоряченный Тео в очках, подцепленных у ненормально спящего соседа по стойке (ну, тот, который одолжил свой стакан для активных, но бессмысленных действий руками), жестикулируя настолько резко, что содержимое бокала с завидной периодичностью выплескивалось на того же соседа, на стойку, на Теодора, на Энтони, который впал в астрал и сейчас своим взглядом буравил полки с алкоголем настолько отрешенно от мира сего, что аж приобретал яростный вид.
- Без фактов все твои слова сейчас звучат как, - маг сложил губки бантиком, - как пффф! А так ты склоняешь меня к авантюре! - продолжал орать как резанный хаосит, потому как не орать в этом месте, полного разноцветных лучей, полураздетых (хотя в данном случае - полуодетых) людей и нелюдей, было ну просто не-воз-мож-но! Да и диджей, видимо, сменился, потому как вместо поочередной смены музыкальных композиций шла одна непрекращающаяся феерия, состоящая из безумной и психоделической смены баса, ударных и электронных звуков, где-то ненавязчиво, но ощутимо вмешивалась электрогитара, флангер скрашивал затянувшиеся моменты, а поэтому Обейрозза даже не заметил, что заслушался и забыл про разговор с совестью.
- Эта так называемая авантюра - вернуться домой и лечь спать! Круги под твоими глазами напоминают лунные кратеры! Человек должен спать хотя бы... - небольшой левитирующий шкаф с одеждой висел на расстоянии вытянутой руки от головы Тео и работал, точнее, подрабатывал совестью. Кажется, это был шкаф с черной одеждой...
"Ну да," - неожиданно в голове появилась мысль, - "Совесть всегда портит мне развлечения, значит, она должна быть черной. Черный - цвет скорби. Скорбим по несостоявшимся затеям."
- Я не человек!- почти рыкнул Тедди, с такой силой ставя пустой бокал на стойку, что можно уже переживать по поводу ее целостности. - Я ма-а-а-аг! - в этот момент, если бы только на нем была тельняшка, он бы обязательно ее порвал, начертил на груди восьмиконечную звезду и стал доказывать свои происхождения, заставляя, ну, там, фонтаны взлетать, или взрываться бутылки... Но бутылки не надо, это слишком расточительно. По деньгам.
- И кроме того, я же одел очки, никто не видит кругов. - спокойно добавил маг, косясь на человека, хотя, нет, на тело человека в респираторе, в болтающихся на шее сварочных очках, одетый в майку-алкашку, клетчатые джинсы и видавших виды кедах. Это самое тело стояло уже минут пять и наблюдало за разговором еще не полностью пьяного мага с еще не сдавшейся совестью и, видимо, никуда уходить не собиралось. Наоборот, сделало робкий шаг вперед, затем еще один, и еще - наверное, ему стоило многих усилий делать движения подкашивающимся  ногами. Застыв в нерешительности, фрик открыл рот и что-то сказал, но понять, что именно, было решительно невозможно из-за музыки.
- Чего? - как любой вежливый и очень интеллигентный человек, заорал в ответ хаосит.
Молодой человек повторил свою беззвучную фразу, приблизившись.
- Чего? - не меняя ни тональности, ни громкости своего вопроса, повторился Теодор.
Тело очень резко наклонилось к лицу мага, словно хотело его поцеловать:
- Мне н-нужно еще! - неуверенно заявило оно, при этом его расширившийся зрачок говорил, что чем больше, тем лучше. Однако Обейрозза лишь невозмутимо пожал плечами и облизнулся:
- Мне тоже.
- У тебя ч-что, нету? - очень расстроено надулся фрик.
- Неа! - довольно заулыбался маг, показывая, что ему все-таки хватает.
- Н-ну тогда я п-пойду танцевать, - слегка заикаясь и что-то бормоча под нос, тело поплыло в неопределенном направлении, оставив Тео одну очень важную мысль.
"Давайпойдемтанцевать язнаюкактанцевать бегомдавайнатанцпол носамнеторчикакосел."
- И вправду, - оживился он, вставая с насиженного места. Энтони продолжал попытки осилить смысл жизни и видимых ее признаков не подавал. Ну нет, так нет. На него суда нет. И это его решение. И вообще, ничего удивительного нету - в конце-концов, он пил "Плантатора" почти залпом, конечно, организм будет некоторое время привыкать к новым ощущениям. Очень острым ощущениям. - Я знаю, кто будет танцевать!
- Да пошел ты, - шкаф, обидевшись, сделал воздушный пируэт, улетел куда-то к потолку. Теперь между хаоситом и его мозгом не осталось никаких препятствий, поэтому он сейчас пробирался сквозь толпу подростков, которая очень некстати решила пройти мимо, направляясь к ней. Официально - жертве, на которую пал выбор. Но в глазе мага сейчас отражалось не только лазерные лучи и явное наличие в организме переизбытка магии и спирта, но и что-то такое неописуемое, отчего в груди захватило дыхание. Бледная, алебастрового цвета кожа, кажется, сияла в полутьме танцпола, а крылья за спиной напротив - поглощали свет, отчего официантка (а это была именно она) казалась белым пятном на черном фоне. Но привлекала она не этим, и Обейрозза сам не знал, чем именно. Осталось только рассчитать траекторию, встретить ее, поздравить с бесплатным подарком в виде цэ-два-аш-пять-о-аш и, собственно говоря, потанцевать.
Но вибрация телефона оборвала мысленный поток. Кажется, он не работал, но, будучи помещенный в теплый карман пиджака, видимо, высох и заработал. Чудо-телефон, право слово.
- Алло? Да?
- Меня зовут Герман Триш. Здравствуйте...
Когда маг бросил мобильный на пол (все равно долго не протянет), в нем разразились весьма смешанные чувства. С одной стороны, его единственный, настоящий друг умер. Он то всегда уходил со словами: "Меня не жди, сегодня сдохну", но и возвращался тоже всегда, пускай и не всегда в хорошей форме. С другой стороны - рядом с чувством утраты бесновалось чувство свободы и потери контроля высшими инстанциями, коими и являлся Рейвен.
"И кто этот Триш? Правая рука? Перезвоню, когда нужно будет. Думаю, меня не заставят украсть его тела из морга..." - но как подсказывал опыт, именно такого рода задание будет. Проверено временем, а повадки и характер Валентайна, пусть он хоть трижды мертвый, лишь были гарантией этого.
- К черту все! - рявкнул Теодор, отгоняя назойливые мысли, будто собака стряхивает воду, тем более официантка, на которой уже есть метка "потенциальной жертвы", проходила как раз напротив того места, где он сидел.
- Приве-е-е-е-ет! - улыбаясь, как последний идиот (он не виноват, улыбка сама так), хаосит подхватил на руку и щупальце девушку, чувствуя ее холодную кожу и свои непослушные ноги, при этом слегка задев ее локтем и опрокинув поднос. Да кому он нужен, поднос?
- Что за нах? Отпусти немедленно! - справедливо закричала она, извиваясь всем телом.
- Желание девушки, - галантно улыбнулся Тео, убирая свои конечности и собираясь опасть вместе с ней, дабы официантка упала на его ноги, не ударилась, а очень даже мягко приземлилась и скатилась к груди мага, и он такой встает с гордым видом, подает ручку девушке.. э, э! Какого она так быстро упала!? Ну конечно, пока он обдумывал свой хитрый план, чертов закон тяготения уже сделал свое черное дело. В сознании мага мелькнул шкаф, и дабы загладить свою вину, он вполне логично вскочил на столик и собирался упасть на пол тоже, чтобы ее избранница не почувствовала себя обиженной. Надумано - исполнено. Маг, как заправский спортсмен, покорил ближайший столик за рекордные четыре секунды и оттолкнулся ногами от него. Все вроде верно, но то ли вектор направления не рассчитал, то ли сила притяжения была против всей этой идеи, то ли столик оказался банально скользким из-за пролитого кем-то коктейля, но результат налицо, вернее, на девушку: именно туда и приземлился хаосит, мгновенно почувствовав легкое покалывание в районе бедер. И официантка впервые рассмеялась, видимо, довольная таким удачным стечением обстоятельств.
И маг наконец-то почувствовал, что именно за чувство проснулось. Очень сильное колдунство, это чувство. Но дальнейшие предположения были прерваны невесть откуда взявшимся Тони, который решил, что девушке было тяжко под его тушкой. Ложь! Маг весит очень мало! Но так как Энтони этого не знал, то они завалились на бок, рухнув в унисон на пол и оказавшись на одном уровне с Ней. Только вот блондин сразу встал и пошел в ее направлении, а Обейрозза пытался справиться с... он не знал, чем. Из самых очевидных мыслей были лишь выпить еще и прыгнуть со стола. Ну что же, совместим приятное с полезным?
- Д-а-а-а-а-а-а-аа-а-!! - с веселым криком легкий, словно пушинка маг спланировал со стола с бутылкой сидра в руке в толпу, при этом был слышен звон разбитого стекла об голову одного бедняги в каске, глухой удар одного тела об землю и песня известного рок-исполнителя, поющий о том, что там происходит в их роке - пьянки, гулянки, трансвеститы, наркотики и почему-то куклы.

0

6

Неожиданный поворот.
Лучшим постом прошедшей недели (лучше поздно, чем никогда) становится пост NPC-персонажа!
Билл Ратиган
Хост-аллея
Поздравляем копа-новобранца)

http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1693-1319421457.jpg

Настоящее дело! Как же волшебно звучат эти слова – настоящее дело! И причем не один из скучных вызовов, которые иногда поручали курсантам академии, а по нормальному, с напарником, по горячим следам и гильзам! Это было мега-круто! Билли трепетал от предвкушения настоящей Работы. Да, именно так – Работы, с очень большой и весомой буквы! И место преступления было самое подходящее, ибо где ж еще твориться беспределу, как не на этой алее продажной любви? В такие моменты Билл ощущал себя поэтом…
Минуло уже четыре дня с того момента, как Билли впервые вошел в участок в качестве не сопливого курсанта, а стажера. Он предвкушал расследования, загадки, психологические головоломки, а может быть даже погони… Нет, Билли не был идиотом или восторженным любителем романов о нелегких буднях блюстителей порядка, просто…
Просто на работе должно быть по другому, не так как в академии.
Мальчишку постигло жуткое разочарование, когда вместо будоражащей кровь и ум работы его посади в кабинете и поручили самоопределяться. Вот Билл и самоопределился на стул возле стола, по уши закопавшись в телефоне. А потом пришел странный очкастый тип, назвался Аэном и сказал что нечего стулья продавливать и нагрузил парня работой с бумажками, папками и беготней по архиву.
О своем руководителе Билли ничего не знал, кроме того, что его отдали «под крыло» некого мистера Нортона, но что это за человек Билли и не догадывался. А когда мальчишка с этим самым Нортоном познакомился, то понял что стажировка будет либо чертовски тяжелой, либо крайне интересной.
Но вот кабинетное «самоопределение» наконец-то подошло к концу, и Билл едет работать и учиться. Восторгу парня не было предела.
- Эй, малец, держись ниже воды и тише травы. Это тебе не мишени из пневмы расстреливать.
Билли промолчал, хотя на языке ужами вертелись слова о том, что он не маленький и в академии не вола пинал и сокурсниц лапал, а учился, и вообще… Чай не младенец!
Билли вслед за Нортоном пересек заградительную ленту и осмотрелся – как-никак это было место преступленя, где еще не ступала нога следователя! Обычно курсантам доставалось уже растасканное по уликам дело, и приходилось подключать фантазию, дабы понять и поверить, что на месте вот этого вот флажка лежала улика, а там где белеют меловые контуры – лежал труп. Здесь же все было совсем свеженькое, и Билл едва не мурлыкал от ощущения того, что он делает что-то по настоящему стоящее, важное и очень-очень серьезное.
Гильз было много, стреляли определено от души. Билли осматривался, хотел было уже спросить о том что по поводу всего этого думает его старший напарник, как Нортон сделал то, от чего у мальчишки едва волосы на голове не зашевелились! Он СОЗНАТЕЛЬНО нарушил картину преступления, откинув одну из гильз носком ботинка. В академии курсантов чуть ли не все пять лет учили тому, что нельзя ничего трогать, стирать, прислоняться, перекладывать на месте преступления, пока там не закончат работу криминалисты! А тут такая вопиющая безалаберность… Баллист неодобрительно посмотрел на Нортона, и если бы он не стоял к мальчишке спиной, то наткнулся бы на такой же взгляд. Но сейчас Нортон был поглощен какими-то раздумьями.
- Слышь, стажер? Допустим, тебе надо кого-то замочить. У тебя до дьявола бабла – минимум пара десятков тысяч. Стервозная баба, которая выдерет тебе яйца голой рукой и скормит своим собакам, если ты устроишь дебош на ее территории. Что ты сделаешь, чтобы устранить зарвавшуюся сошку?
Вопрос был неожиданным. Билл на минуту задумался и уже открыл было рот ответить как с улицы кто-то заорал:
- Оборотень!
Нортону явно стало не до его, Билла, соображений. Билли осталось только вновь пойти следом.
А дальше события разворачивались в рвано-прыгающем ритме. Министр финансов – кстати, а что он тут забыл?! – ощерившийся оборотень, суровые лица. Адреналин и любопытство били ключом, и Билл с ужасом осознал, что он весел, буквально опьянен этим чувством.
– Укрепить оцепление. Стажер, достань мне транквилизаторы для лошадей. Где хочешь и много. У тебя пара минут. Справишься – не глядя подмахну рекомендации.
Опьянение как рукой сняло. Билл непонимающе вылупился на Нортона, который явно решил поиграть в мишень для злого оборотня.
Билл огляделся и его взгляд остановился на карете скорой помощи, которая по счастью пока еще не уехала. Медленно и без резких движений Билл направился в ту сторону, и только отойдя метров на десять, ускорил шаг. Черт его знает этого оборотня, бросится еще.
К «скорой» Билл практически подбежал. Двое медбратьев курили, а еще один явно прогревал мотор, собираясь отъезжать.
- Эй, парни, стойте! – Билли остановился и поймал медбрата за рукав, - У вас транки есть? - Естественно Билл не забыл показать удостоверение и тут же спрятать его обратно в карман.
- Да вообще-то нет. – один из медбратьев задумчиво почесал маковку.
- Быстрее, парни. Там оборотень вот-вот сорвется!
Угроза подействовала, и второй парень в белом халате неуверенно произнес.
- Снотворное есть, но на оборотня его может не хватить.
- Успокоительного добавьте…
Билл опасливо оглянулся на место действа. Времени оставалось мало, а потому когда медбрат вынес шприц со ста миллилитрами успокаивающего коктейля, Билл схватил сей «артефакт» и понесся обратно.

0

7

Лучший пост прошлой недели.
Награждается Ривка.
За пост во  Flashback`е

http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1648-1360172377.jpg

Ривка шуршала по дому юркой мышкой, стараясь не потревожить горе исследователя лесных просторов, ожидая, когда же наступит тот миг, когда его отпустит и можно будет расспросить, какого лешего он забыл в ее Лесу.
Хранительница знала, что мужчина заорет, и все равно вздрогнула от огласившего ее небольшое жилище вопля, машинально подставляя руку под подпрыгнувшую и сорвавшуюся с полки склянку с настоем из корня мандрагоры. Покачала головой, запихнула ценный продукт обратно и развернулась к постели.
На ней ужом извиваясь, кричал от боли пострадавший, а баюн тревожно косил глаз то на него, то на Риш, продолжая при этом усердно и слегка нервно мурчать.
Ответственный.
С улыбкой подумала лешачиха и, притворив заслонку в печи, чтобы не уходило тепло, подошла к кровати.
- Ходи спасай всех кто под руку попадется. Лезут в воду, не зная броду, а потом волки пируют и жиреют на Городских харчах, - ворчала она, походя, пока разливала по чашкам настоявшийся отвар из графина, - Как будто у меня других дел нет, как отгонять от лесных жителей всех кому приперло ромашки понюхать. Устроили мне тут парк для пикников.
Бухтела женщина скорее для галочки. Внутри свербело легкое раздражение и недовольство на так некстати оказавшегося на ее пути мужчину, который прервал ее послеобеденный сон. Но любопытство пересиливало возникший дискомфорт, потому что экземпляр попался весьма интересный. Что-то тонкое, как запах росы по утрам, не давало Лесной хозяйке определить в незнакомце человека, хотя все ее чувства буквально вопили о том, что перед ней людская порода.
Он наконец-то заговорил, бредя о каких-то там цивилизациях и не убранной посуде.
Вот чудак! Чуть не помер, а все равно о глупостях думает.
- Ты бы лучше голову свою дома не забывал, небось, положил ее вместо сахарной в чашку, да так и забыл, пока не истаяла вся, - фыркнула Ривка, откинув мешающуюся толстую косу за плечо и по хозяйски поправляя одеяло, подоткнув под оголившийся бок. Слегка покраснела, а потом снова напустилась, - Ты на кой ляд в болота поперся, в квакшей решил поиграть или кикиморам под юбки заглянуть? Ну, чего уставился?..
Поток слов оборвался, когда ее взгляд встретился с желтыми зрачками мужчины. Поджала губы. Сердце глухо стукнуло о ребра, да так и забыло, что нужно делать дальше. Женщина видела такие глаза только один раз, и не могла бы сказать, что встреча эта с их обладателем в далеком ее прошлом принесла хоть какое-то удовольствие лесной жительнице.
Когда, наконец, опомнившись, грудной моторчик испуганным зайцем запрыгал у глотки, лешачка шумно выдохнула и, сглотнув, четко по слогам, не отводя взгляда, прошипела:
- Ты что такое? Чтоб тебя приподняло и прихлопнуло… зачем пришел в Пограничный Лес?
И тут ее осенило. Она подскочила, хлопнув себя по лбу. Совсем недалеко от Топей, где она нашла мужчину, недавно паслось стадо единорогов. С молодыми полугодками, которые еще не отвыкли от материнского молока.
- Молоко-о-о… - по дернувшейся жилке под глазом и без того обалдевшего от боли Цацкеса, поняла, что попала в точку, - Так ты к единорогам поперся, чтобы подлезть под круп?
Ривка уставилась на Цилю, сидящего у изголовья кровати, обернув лапы мягким хвостом, и продолжила, уже обращаясь к баюну:
- Чтобы ему кобылицы сначала копытами припечатали, а потом рогом под зад догнали. А за белозором на болота он видимо из любопытства полез. Конь непуганый.
Снова покраснела до ушей, вспомнив почему-то ни к Лесу, ни к Городу, тело Мони. Тряхнула головой.
- Дурак он у тебя, - заключила она, кивая головой коту на человека, - держи, - уже обращаясь к мужчине, протянула глиняную чашку с отваром травок, - пей, пей. Да не косись ты так, думаешь, я тебя спасала, чтобы потом отравить?

0

8

Лучший пост этой недели.
Адриан Штерн
Пост на Хост-аллее.
http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1637-1328806675.jpg
Адриан за ситуацией наблюдал со стороны, его сопровождающий  как-то тоже увлекся происходящим, что в какой-то момент перестал обращать внимание на министра полностью. Вот тебе и доблестный страж правопорядка, впрочем, это было министру только на руку. Всё же отсутствие пристального контроля над его персоной позволяло расслабиться и спокойно на всё смотреть.
Вот «герой» решил пообщаться с Лелем, и вот уже Лель уносится вдаль. Это говорило то ли о слабой нервной системе оборотня, то ли об откровенно хреновых коммуникативных навыках «героя», кто знает.
- Чертов оборотень, - произнес Адриан со злостью, всё же оставаться наедине с полицией ему никак не хотелось, особенно, когда единственная зацепка, которая может рассказать, что министр вообще тут делал, вон она – уносится вдаль. Потом ещё докажи, что ты тут был случайно, и вообще не один, а с кем-то, всё же неприятная картина-то вырисовывалась.
Тем временем всё тот же полицай выдавал какие-то  распоряжения. «Тут что, не работает никто больше?» Слишком активная деятельность копа радовала с одной стороны и заставляла задуматься с другой, особенно, когда поставили щит и прислали к министру ещё пятерых в охрану. Охрана, смотрела на происходящее с таким же интересом, как и первый коп, только вот для пущей радости, видимо, попкорна не хватало.
Дальнейшее действо Штерн вообще никак не мог описать, единственное, что приходило в голову, так это «феерический пиздец в вакууме», Адриан заодно пытался вспомнить, когда он последний раз матерился, ну, вот и вспомнил. Охрана стояла столбом и только шоу загораживала, там ловили преступников, и заодно спасали старушек. Нет, ещё и старушки на месте преступления, откуда в этом районе вообще этот божий одуванчик? Словно «женщина в красном» из когда-то небезызвестного фильма, старушка как-то не вписывалась в происходящее, вот от слова совсем.
Ещё начали искать хаосита, вот о чём, так о магии Штерн вообще мало знал, поговаривали, что когда-то давно в семье, но это скорее легенды, чем быль, а происходящее, наоборот, показывало, что тут какая-то чертовщина. Действительно, если тут хаосит, то он, вероятно, преступник, так как помог преступникам освободиться, а хаосит – преступник – это плохо. Вот в этом министр был уверен на все сто процентов.  Впрочем, связать себя и магию Штерн не мог, как-то не вязалось оно в его понимании.
Охрана толкалась и пыталась намекнуть ему, что мол, ехать пора, в участок. Но Штерн не хотел в участок, особенно без Леля, что он там говорить будет-то? Впрочем, Штерн всё же политик, что говорить он придумает, но нужно же, чтоб и оборотень говорил то же самое, иначе оно совсем неприятно получится. Нафантазировать можно много, политики вообще всегда много фантазируют, особенно, в предвыборных речах, впрочем, их-то пишут не они чаще всего, а штат различных занятых своим делом специалистов, вот и сейчас бы Адриану такого, чтобы объяснить этим шестерым, одному, что с ним был ранее и ещё пятерым из охраны, что он никуда не собирается ехать с хранителями правопорядка.  С этими, по крайней мере. Вон с тем, с «героем», он ещё подумает, а с этими, да нет, ни в коем случае.
Адриан решил для себя, что подождет, пока суматоха ещё немного уляжется, и только тогда в участок, может его оборотня поймают к тому моменту, оно мало ли. Штерн боковым зрением уловил, что мальчишка, кажется, стажер уводит куда-то эту загадочную бабку, и тут снова что-то взорвалось, под крик «Ложись» упали все, все пятеро на одного министра. Адриан невольно оказался на асфальте, придавленный грудой из своих охранников.
«Вот тебе и охрана, все ребра переломают». Стоило только об этом подумать и пошевелиться, как в плече предательски хрустнуло. Стало больно, Адриан застонал, а после решил поорать на своих спасителей:
- Да встаньте уже с меня… – слово «идиоты» Штерн проглотил, прекрасно понимая, что оскорблять полицию вот  совсем не стоит. Так что поорать и не получилось. Полицаи встали с него, первый, что его сюда привел, помог министру подняться, и Штерн, схватившись за плечо, и чуть пошатываясь, встал.
Министр заметил, как бабуля огрела по голове стажера, а потом на месте оного появился орел. 
- Ну, ни хрена ж себе, - присвистнул кто-то сбоку, и кажется, все остальные согласились с его мнением, вот сам Штерн уж точно согласился.
Адриан осмотрел себя, весь в пыли, грязи, жутко саднило чуть ниже задницы, бедро, Штерн дотронулся до болезненного места левой, не пострадавшей рукой, и обнаружил дыру в брюках и какой-то, то ли порез, то ли ещё что, на данном месте. Адриан посмотрел под ноги и узрел какой-то кусок железа, на который его и угораздило видимо свалиться.  Ещё и рука правая болела, та, что хрустнула, вывих, скорее всего.
Зато, Штерн осмотрел место преступления, все были не менее ошарашены и вели себя как-то тихо, уже все преступники были в наручниках, из тех, кого остатками отеля не придавило, копы на ногах, орел… Какой, к черту, орёл? А, ну, да, орёл… В общем, птица металась туда-сюда, и все вероятно, были живы.

0

9

На этой неделе мы вновь объявляем двух игроков.
За отличную реализацию "Эпидемии".

Локация: » Квартира Оли Айнера

Победители: Айсака Казуки и Оли Айнер Кейн
http://s017.radikal.ru/i413/1111/0b/b36573983d97.jpg

Врачу глядя на Оли хотелось верить тому, что тот говорит, однако, все выглядело до того нереалистично, что избавиться враз от обуревающих душу сомнений было невозможно. Вроде бы и ладно так рассказывает, что даже прикопаться ни к чему, однако внутри продолжал грызться червячок сомнения, а тревога не желала никак отпускать доктора из своих цепких лап. "Если уж так хочется проверить действительно ли этот парень не врет, то это надо сделать без его ведома, чтоб он не мог ничего подстроить наверняка."
Стоило Оли скрыться на пару мгновений в ванной, как Айсака мигом метнулся к окну, но картина за окном не отличалась ничем выдающимся - стандартный двор каких просто сотни. Значит надо как-то попробовать, если не вывести на чистую воду, то убедиться в реальности нереального.
-Да, проголодался, немного. - врач кивнул и пошел следом за парнем, с интересом рассматривая обстановку в доме. Квартира у того была хоть и странная, но уютная, комфортная, такая, что казалось, будто он прожил здесь целую вечность и ничто не раздражало взгляд или его чувство прекрасного.
Казуки слушал внимательно, разве что не конспектировал в блокнот, хвала мирозданию, что сам родился с отличной памятью. А вот открывающаяся перед ним перспектива жить в одном городе со странными существами, да еще и вдобавок ко всему соседствовать с мафией... "Не самый идеальный вариант, но придется перетерпеть."
-Сомневаюсь, что место мэра или министра здравоохранения придется мне по душе. - японец хохотнул, пододвинул газету поближе, надел очки и углубился в чтение.
По мере чтения, Айсака хмурился все сильнее, понимая, что попал в самый что ни на есть серьезный переплет. "Если все это не выдумки человека с больной фантазией, то жить тут в Ти хоть и весело, но отнюдь не безопасно." Сделав для себя пару выводов, Казуки поднял взгляд на Оли, чтобы согласиться с предложением о прогулке, но тут же подавился словами. Паренек выглядел совсем неважно - такой блеск в глазах был ему очень хорошо знаком. Чуть расширенные зрачки, маленькие капельки испарины, выступившие на лбу, почти незаметная дрожь в руках, которая потом выльется в банальную лихорадочную судорогу. "Так, с едой в этом городе тоже придется повременить." Бросив еще раз внимательный взгляд на соседа, докоднозначно убедился в том, что надо брать ситуацию в свои руки и пресечь попытки этого активного парня к прогулки. "Еще начнется по дороге приступ, мне же его потом по улице тащить, набегут прохожие, решат, что у наго эта непонятная болезнь и запихнут в больницу. Его в палату, а меня в изолятор на инкубационный период с подозрением на болезнь. Нет, не надо нам таких радостей жизни!"
-Что-то ты как-то неважно выглядишь. - врач по привычке перешел на уверенный тон, каким он говорил с пациентами, это всегда работало, возражения всегда отпадали и люди становились послушными. - Давай-ка ты померяешь температуру, что-то мне подсказывает, что у тебя озноб.
Для верности, Айсака положил ладонь на лоб Оли и тут же озадаченно нахмурился.
-Знаешь что, сиди тут.
Японец рывком подорвался с места и поковылял в уже свою комнату с максимальной скоростью, с которой ему позволяла передвигаться подвернутая нога. Вернулся обратно он так же скоро, на ходу доставая упаковку стерильных перчаток и закрепляя на лице маску. Блокнот для записей и карандаш легли на гладкую поверхность стола, где док тут же принялся делать записи одному ему понятными иероглифами, которые для остальных казались лишь странными закорючками.
"Больной" однако как по закону жанра отказывался признавать свое состояние, но ногами и руками не пинался, но это не мешало ему бросать язвительные замечания и всем своим видом выражать недовольство происходящим.
-Оли, я понимаю, что со стороны это кажется странным и для тебя я могу показаться психом, повернутым на своей работе, что в каждом из встречных я вижу своего пациента и так далее. Но мне кажется, что тебе хотя бы на минутку стоит мне довериться, а заодно и моему опыту. Я не хочу сказать, что ты прям болен, но небольшая проверка не помешает. Подумай сам, если я ошибусь, то подтвердиться то, что ты полностью здоров, а если я окажусь прав, то мы пресечем болезнь в самом начале. В любом из случаев ты ничего не теряешь. И если выйдет так, что ты не окажешься больным, то я обещаю проставиться тебе ящиком пива. По рукам?

«Как ни кстати», - думал элементаль, пока Айсака не вернул его обратно в реальность, прикоснувшись рукой ко лбу. «Либо его конек внезапность, либо это я медленно соображаю…»
- Предпочту, чтобы ты себя не утруждал. Со мной все в порядке, - с улыбкой заверил Оли, явно стараясь выглядеть лучше, чем есть на самом деле.
Поднялся он без особого задора, со стороны это выглядело вяло. Качнувшись в сторону Оли с гордым, насколько это возможно, видом потопал в ванную за очередными водными процедурами. Но оказавшись перед зеркалом, вспомнил о безуспешности этой затеи. Сдаваться не стал, открутив холодную воду, сунул голов под кран.
- Брр, ни что так не приводит мысли в порядок как ледяная водичка, - протянул элементаль, елозя полотенцем по волосам. Шагнув вперед, он прислонился к стене, нащупав пальцами розетку.
- Чего? – тихонько выругавшись, Оли еще с минуту изучал свою руку. Как он ни старался не получалось вызвать ни искорки, не говоря уже о том, чтобы вытянуть энергию из электросети. Ведь, что лучше всего поможет электрическому существу, как ни само электричество. Этим трюком он пользовался довольно часто, такая процедура помогала быстрее залечивать раны и восстанавливать силы. С такой проблемой Оли столкнулся впервые. «Воплощение электричества не может пользоваться электричеством? Абсурд», - но против реальности не попрешь. Расставив ноги по ширине плеч, сжав кулаки, элементаль сконцентрировался на бурлившей внутри энергии. Промучившись около трех минут, Оли начал раздражаться, происходящее не лезло ни в какие ворота. Плохо закрученный кран напоминал о себе звуком разбивающихся капель. Прямо таки звуковое сопровождение внутреннего мира, в котором чаща стремительно наполнялась водой. Со звуком очередной упавшей капли чаща переполнилась, содержимое хлынуло через края.
- Давай же, черт тебя дери… - прошипел элементаль, стиснув зубы. Свет в ванной беспорядочно замигал, по телу забегали электрические разряды, искрясь, пропадая и загораясь вновь с новой силой. Вспыхнул как новогодняя елка и ни к чему хорошему это не вело. Оли прекрасно знал о природе электричества, насколько оно не постоянное и мощное, поэтому перевоплощался в истинную форму редко. Трудно контролировать такую энергию, нужна полная сосредоточенность, а ни то покалечит или поубивает людей в радиусе поражения. О концентрации в таком состоянии не было и речи. Все это напоминало глупую шутку, как ни старался не получалось, а как вышел из себя так долбануло со всей силы. Оли опустился на колени, впившись руками себе в плечи, горячим лоб коснулся холодного пола. «Ммм, холодненький…» - беззаботно отметил элементаль, но идиллия длилась не долго, звуки падающего стекла вернули прежний настрой. Одна из молний угодила в зеркало, которое благополучно треснуло и кусками с грохотом спикировало в раковину и на пол. Поклонение унитазу, Оли как истинный лузер приложился лбом именно в эту сторону, пытаясь всеми силами удержать зверя рвущегося наружу.
- Успокоиться, успокоиться… - сдавленным голосом повторял элементаль. Упав на бок, тяжело дыша, Оли развалился на полу в позе морской звезды. «А док прав у меня и, правда, проблемы», - согласился Оли. «И как я объясню это?» - вертя в руках кусок разбитого зеркала. «Интересно, отговорка прокатит, мол, я на миг отвернулся, а оно само разбилось? Черт, да после призыва Дьявола все выглядит цивильней…» - сгребая осколки, терзался элементаль.
Оли пересек кухню, неся в руках сверток по виду напоминавший его толстовку, в котором мирно лежали осколки зеркала. Лучшего он не нашел, чтобы прикрыть тот бедлам, пришлось пожертвовать кофтой, которая отправилась прямиком в мусорное ведро. Если бы он начал вытряхивать из нее осколки, все изначально было бы тщетно, а так есть шанс, что Айсака не заметит сию странность. Впрочем, надеялся он не только на это... Надежда простиралась от полнейшего безразличия до отсутствия слуха. Конечно же Айсака вряд ли обладал всеми этими качествами, но надежда умирает последней.
- Пожалуй, я присяду, а то от твоей уверенности у меня коленки подгибаются, - пошутил элементаль, прикрывая этой фразой факт того, что до кухни он еле дотащился. Оли прекрасно понимал, что Айсака прав. Да и эпидемия объясняла эти проблемы с магией, как и все нынешнее состояние. Но гордость не позволяла так просто признать, что его, элементаля, который ходит по Земле уже полтора века, уделал человек, которому от силы лет за двадцать. Но док оставил Оли небольшую лазейку, которая позволяла сохранить свои принципы. «Удивительный тип, совсем недавно был растерян, а как прижало сама уверенность, в отличие от меня», - заключил элементаль, наигранно заинтересовавшись фразой о вознаграждении. Иной раз, когда приходилось признавать чужую правоту, некоторые люди начинали нести всякий бред, лишь бы завуалировать свое согласие за тоннами идиотизма, Оли иногда страдал тем же.
- Ты √3. Не потому что рациональному числу не передать твою красоту, - ответил он, хитро улыбаясь. Скрестив руки на груди, добавил, - Это значит: «Слишком сложно для младшеклассников, не стоит им такое показывать». Наклонившись вперед, элементаль протянул свою руку в знак согласия. - Таки совратил меня ящиком пива, хитрец. И какой следующий шаг, выпить препаратов против простуды и посмотреть поможет ли? – поинтересовался Оли, открыв ящик с медикаментами.

0

10

Как-то сдали вы свои позиции за эту неделю.
Дерзайте, мы в вас верим)
Но есть те, кто продолжает радовать.
Среди них снова Айсака Казуки
http://s017.radikal.ru/i413/1111/0b/b36573983d97.jpg
"Прямо-таки набор стандартного холостяка!" Айсака мысленно усмехался, когда Оли стал перечислять продукты. "Для полноты картины не хватает пельменей и поставленных в угол носков." В голове тут же возникла картина о том, как помятый Оли с трехдневной щетиной, в семейниках и майке-алкоголичке плетется на кухню, почесывая пузо. Сюрреалистическая картина.
Отогнав странные образы, лезущие в голову совсем некстати, а именно в тот момент, когда ему необходима ясность ума, Айсака продолжил хмуриться и как-то слабо пропустил тот момент, когда за спиной раздалось тихое "бух". Японец лениво повернулся и узрел лежащего на полу подопечного в совсем не естественной позе.
"Так, спокойно, это просто обморок." Все остальное было лишь делом техники. Врач молча доволок парня до гостиной, уложил того на диван и точным движением сунул под нос пузырек с нашатырем.
-Эй, Пол, что за фигня? - пузырек в руках Айсаки чуть не совершил самоубийство посредством полета в стену, но в последний миг врач пресек попытку суицида. - Что это за вонючую гадость ты мне тут подсунул?
-Я?! - врач продолжал искренне изумляться, следя взглядом за Оли, а тот в свою очередь вел себя более чем странно.
-Ты-ты, или тут есть какой-то еще Пол?
-Нет. - японец прочистил горло и еще раз внимательно посмотрел на парня. - Ты это, нормально себя чувствуешь? Голова не болит?
-А что такое? Ты с какого момента стал так печься о моем здоровье? - Оли как-то бочком стал отсаживаться от Айсаки.
-С тех самых пор, когда ты решил пропахать носом землю свалившись в обморок.
-Минутная слабость. - Оли небрежно отмахнулся и уже собрался вставать. - Ну что, нам пора?
-Куда? - врач тут же напрягся. Идти куда-то с парнем, который вот уже какую минуту именовал его чужим именем, да и звал присоединиться к сомнительным делам - перспектива не особо радостная.
-Ты что, шутишь? А как же Тейлор и наше задание? Нам же надо его убрать.
"Зрительные галлюцинации и бред." Айсака натянуто засмеялся и кивнул парню.
-Это была проверка на вшивость. Чтобы убедиться в том, что ты дорос до того, чтобы работать с нами. - врач пару раз хмыкнул для верности и продолжал ломать комедию. - Пошли, не стоит тянуть кота за яйца, кстати, что это?
Палец врача указывал на абсолютно чистый пол. Оли ненадолго замешкался, наклонился, силясь рассмотреть то, что ему хотел показать "Пол", и этих секунд Айсаке хватило, чтобы точным ударом вырубить парня.
-Вот вечно с вами, больными, куча проблем... - тихое ворчание под нос. - Ах, благословен будь человек, придумавший снотворное!
И с этими словами добрый доктор Айсака вколол парню небольшую дозу транквилизатора.
На этом можно было бы поставить большую жирную точку, если бы Казуки пришло в голову взять и тихонько прикончить Оли, но внутри у японца была добрая и отзывчивая натура, поэтому больной был вновь переложен на диван и даже заботливо укрыт пледом.
"А может пицца была с галлюциногенными грибами?" Очень простая и ясная мысль посетила мозг дока, призывая его отложить свои изыскания и остановиться на таком удобном варианте. "Ну вот, я сейчас ради успокоения промою ему желудок и вколю лекарство, а что если это не отравление? То что тогда? Бред, жар, галлюцинации... Что дальше?" Мысли начали путаться. Врач похлопал себя по карманам силясь отыскать сигареты, но потом понял, что это пустая идея. Свои он намочил, а Оли не курил. Выход один - идти покупать.
Айсака накинул на плечи ветровку и поковылял к выходу, благо, что до пробуждения Оли еще оставалось достаточное количество времени. Круглосуточный ларек нашелся довольно-таки быстро.
-Будьте добры пачку красного Мальборо. - Айсака сунул в небольшое окошко пару купюр.
-Чего? - из окошка на него взирала пара глаз, которые периодически то выпучивались, то вращались в разных направлениях, отчего Казуки становилось слегка не по себе.
-Пачку красного Мальборо. - еще раз повторил Айсака, но уже не так уверенно.
-Нет.
-Ммм... - док на минуту замялся, но потом предпринял еще одну попытку. - Лайки-Страйк?...
-Нет
-Кэмэл? - и снова отрицательное мотание головы. - А что у вас вообще есть?
-Вон, целая витрина. - врач проследил взглядом и запнулся. Обилие ярких пачек и незнакомых названий пугало, да и совета спросить не у кого.
-Ано, я не знаю таких марок. Может вы что посоветуете?
-Человек? Оборотень? Фейри? - продавец чуть ли не сканирующим взглядом прошелся по фигуре японца, от чего тот даже не нашелся что ответить. -А, смертный... Тогда берите "Дыхание дракона", отличные сигареты. По крайней мере никто не приходил жаловаться.
Казуки нервно сглотнул, пожалуй, даже слишком заметно, но затем поспешил взять себя в руки.
-Давайте. - спустя пару секунд вместо денег в кармане у дока лежала пачка сигарет, а сам он неторопливо волочился обратно в дом, чтобы еще раз обдумать все случившееся.
Пицца была без грибов, по крайней мере в той порции, которую выдал врачу Оли и к которой сам врач не успел притронутся, грибов не было и в помине. "А ведь такая была прекрасная версия..." Врач посетовал пару минут и пошел на балком - смолить и продолжать искать иголку-диагноз в стоге сена непонятных и не связанных между собой симптомов. "Слабость в теле, сонливость, зрительные галлюцинации... Может есть что-то такое, о чем Оли умолчал? Еще бы, стоит вспомнить как он попытался уйти от ответа про прочие странности в своем состоянии. Значит точно что-то недоговаривает."
Айсака вернулся в комнату аккурат к тому моменту, когда его знакомый пришел в себя и красивой ласточкой вспорхнул с дивана. Однако гравитацию никто не отменял, и поэтому парню пришлось приземлиться на пол. Казуки поспешно подошел, чтобы помочь болезному подняться с пола, но тут же принялся зажимать уши.
-Ты потише ори! - японец недовольно скривился - Сейчас всех соседей перепугаешь и будут они сюда толпами идти, чтобы проверить, а не проводим ли мы тут ритуалы по принесению тебя в жертвы неизвестному божеству.
Тут парень сам вскочил на ноги и резво стал наворачивать круги вокруг Казуки. "Смена апатии на бурную деятельность. А это уже становится интересным..." Наблюдать за подопечным было весьма любопытно, все эмоции у него проявлялись так ярко, вот сначала была растерянность, которая сменилась задумчивостью, а на место последней пришла твердая уверенность.
"А что если это новая нозологическая единица? Что если передо мной носитель уникального заболевания, а я буду первооткрывателем?" Амбиции сыграли свою роль, и вот уже спустя пару секунд врач уже давал интервью всемирно-известным газетам, получал Нобелевскую премию и купался в лучах славы, благо что это происходило в его мечтах...
-Да-да, провалы в памяти. - рассеянно отозвался Айсака, выплывая из недр воображения, где его портреты вешали рядом с портретами Менделя, Павлова и прочих великих людей. - Хотя нет, ты просто упал в глубокий обморок, не переживай так.
О том, что Оли принял его совсем не за того человека Айсака решил промолчать, мало ли что, может это были лишь фантазии парня, которые вылезли наружу стоило мозгу ослабить контроль над телом. Неисповедимы пути бессознательного, спасибо тебе, дядюшка Фрейд.
-О, я отлично, прогулялся немного. - Айсака улыбнулся и потер переносицу. - Ты же в больнице работаешь? А ты сможешь провести меня туда незаметно в лабораторию, желательно в то время суток, когда там нет никого. Вокруг сейчас столько и говорят об этой эпидемии, а если мы с тобой заявимся, то тебя непременно упекут в изолятор как и меня. А нам ведь это не надо, да? Вот я и подумал, чтобы нам избежать всяких проволочек, мы можем сами все быстренько диагносцировать и за пару дней поставить тебя на ноги. В противном же случае это грозит затянуться на долгие недели.
Говоря все это, Айсака понемногу собирался, складывая необходимый медицинский инвентарь в сумку.
-Ну так что? Подождем пару часов и пойдем? Или ты предпочитаешь сдаться в руки вашим местным эскулапам?

0

11

На этой неделе мы открыли голосование за пост недели.
Лучший пост по результатам голосования:
Адриан Штерн
http://s56.radikal.ru/i152/1111/72/56faa0ff6f59.jpg
Пост в больничной палате

Адриан чувствовал себя немного идиотом. Нет, даже не потому, что он задавал совершенно тупые вопросы. Но уже просто потому, какие ответы он на них получал.
Лель ему доходчиво разъяснил, почему он не мог забрать мотоцикл. Конечно, Адриан не совсем дурак, он сообразил, что некогда им было этого коня подгонять к больнице.
Ещё Лель немного рассказал о себе. Конечно, если считать, что вот это упоминание какого-то особняка, какого-то Марта – это рассказ о себе. Ну, что уж тут, зато никакой жены и детей. Хотя кто такой этот Март? Любовник?
Штерн пытался из полученной информации сложить какую-то картинку. Картинка, увы, не складывалась. Надо будет у Леля разузнать что-нибудь о нём, парень интересный. Правда, на кой черт эти знания Штерну, если он уже решил для себя, что больше никаких сомнительных знакомств на сомнительных улочках?
Министру было приятно слышать, что он славный. Его славным не называли со времен его… да в принципе, вообще никогда. А тут Лель просто ошарашил его таким комплиментом. Адриан немного смутился даже. Вот ещё одно. За сегодняшний день Адриан вообще испытывал такие эмоции, которые не испытывал уже очень давно. Стыд, смущение министру были в новинку. И как на это реагировать? Опустить глаза в пол и тихим голосом пробормотать спасибо? Ну, это как-то не по-мужски. Или вообще не реагировать? Пропустить слова Леля мимо ушей? Это как-то невежливо. Сказать Лелю, что он тоже славный? Как-то это совсем по-гейски. И без того вон Нортон как-то недобро на них смотрит, а тут ещё добавится. Ответь Штерн комплиментом, получится, что они любезностями обмениваются, воркуют друг с другом. Ну, в итоге Штерн сказал следующее:
- Да, то, что я без наручников действительно хорошо. И Лель ты тоже так ничего, – наверное, вот так было нормально. Фраза «ты тоже ничего», она же ни к чему не обязывала, ведь так? И это комплимент. Пусть и скрытый. Получается, что Адриан ответил комплиментом на комплимент и не так уж слащаво.
Штерн посмотрел на Нортона, тот на них внимания не обращал, то ли вежливый такой, то ли неприятно ему было. Черт его знает этого героя. Ну, ему, наверное, неприятно было находиться в их компании. Может, дома кто ждал. В любом случае, Нортон не представлял собой образец дружелюбия.
И это его замечание про то, что экономика должна быть экономной. Ну, нашелся тут мастер сарказма. Адриан лишь посмотрел на Нортона, как на умалишенного, и комментировать не стал. Какая кому разница, какие улицы выбирает Штерн, чтобы развлечься. И, тем более, какие цели он преследовал.
А вот остальное Штерн слушал внимательно, пытаясь тщательно переварить. Всё-таки он хаосит. Нет, всё равно бред какой-то, но Нортон вряд ли врет, зачем ему врать министру?
И он стал причиной исчезновения наручников, за которые надо платить. Последнее, в принципе, тут не самая большая проблема, вот открытие того, что он хаосит, как раз-таки да. Большая. И что он теперь скажет? Кому? Родственников-то нет, делиться новостями не с кем. Самому придется осваиваться с ниоткуда возникшей магией. Ну, вот за какие грехи ему все это привалило.
- Нортон, и это вот никак? Не обратимо? Сделать с этим ничего нельзя? – Штерн,  вообще-то расстроился, пока что он не видел особых плюсов в том, чтобы быть магом. И это угнетало. Как теперь с этим жить? Это ж, наверное, не лечится. Надо учиться этим управлять, опять же. Лишние проблемы на его голову.
Но, черт, он и магия? Вот же, ладно, будь ему одиннадцать лет, он бы чувствовал себя Гарри Поттером, а сейчас-то? В тридцать шесть мириться с тем, что он может что-то разрушать? И ещё, наверное, не стоит никому об этом говорить, да? Впрочем, с этим было непонятно. Адриан решил, что подумает об этом немного позже. Ну, сейчас-то что. За наручники он заплатит, остальное – ну, он действительно не знал, что он маг. Так что, какая его вина? Никакой. Адриан на это надеялся. В конце концов, Нортон его выручит. Он пусть и язвительный, но добрый. Вот по глазам видно, какой добрый. Особенно, по вот этому правому глазу, который нервно косит в сторону чего-то там бормочущего Леля.
А Лель вот ещё врача попросил, оборотню плохо? Так надо врача. А то больной оборотень Штерну нужен куда меньше, чем здоровый. Тем более Штерн чувствовал себя косвенно виноватым в произошедшем. Впрочем, если всё взвесить, то его вины и не было. Но, всё же, всё же. Надо врача.
Но тут не успел он придумать, где взять врача, в палате стали твориться какие-то странные вещи. Какой-то шум, топот, ну, не больница, а проходной двор, вот и заглянул кто-то, говоря, что им нужна охрана.
И тут же эта охрана влетела в палату вместе с дверью. Вот это было как-то совсем нехорошо. Штерн пытался придумать, что делать, как Нортон выдал все ценные указания. Всё же парень с быстрой реакцией на происходящее – это хорошо.
Лечь-то это Штерн запросто, а вот как валить пристегнутого оборотня-то? Это министр пока сообразить не мог. Он же хаосит случайный, а не выученный.
Штерн упал на пол, так аккуратно, чтобы руку не повредить и стал наблюдать за происходящим. Ждать, кто ж появится из-за двери. Но никого не было, кроме какой-то странной ящерицы. И откуда в больнице ящерицы, скажите на милость? Хороша больница, ничего не скажешь.
И Нортон и с ней попытался заговорить, ну, что у него за дурная привычка, разговаривать со всякой живностью, вот живность и среагировала, может, ей интонации полицейского не понравились. Штерн так и не суть понял, что произошло, но стало очень больно. И тут Нортон напомнил ему, что нужно Леля как-то освободить, но как?
Министр попытался сосредоточиться на этом желании, но ничего у него не получалось. Оборотень как-то как был пристегнутый, так и остался, может, нужно было какие-то слова произносить? Или там жесты соответствующие? Впрочем, сейчас самое время, чтобы бегать вокруг оборотня и размахивать руками. Адриан подумал ещё, пытаясь вспомнить, как оно было, когда пропали наручники, там получилось само собой, без усилий с его стороны. А тут? Значит, как-то так оно и должно работать?
Ох, уж эта уличная магия… Штерн пытался снова сосредоточиться на мысли, что оборотень нужен ему свободный и здесь на полу.  Адриан прикрыл глаза, и тут что-то с руганью упало на пол. У оборотня исчезла кровать. Что ж, ну, Штерн получил, что хотел, пусть и немного экстравагантным способом. Зато Штерн понемногу понимал, как работает эта чертова магия, но он всё равно не был уверен, что у него получится повторить ещё что-то в ближайшем будущем, магия давалась тяжко.

0

12

Итак, вторая неделя голосования минула.
Лучший пост по результатам голосования:
Наби

http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1203-1361390462.jpg

Пост в поле.

В жизни любого существа, особенно, когда она такая длинная, хватает наставников. Именно так – не учителей – последних Ким выделял в отдельную высокоуважаемую (по делам ли?) касту.  А тех, кто оказался в нужном месте и в нужное время, чтобы помочь освоить несложную дисциплину – сноуборд, рисование, музицирование, актерское мастерство, журналистика и писательство. Много, много, очень много лиц, имен, растертых в белую труху временем.
Но даже так, даже если брать в расчет всех наставников к трем учителям своей жизни, Наби зуб мог дать, что вот этот конкретный суровый и сумрачный тип – самый занудный. А он-то по наивности Ли считал самой тяжелой для нерадивых неучей версией сонсеннима. Как же.
- Кто это тут бездельничает? – праведно возмутился Ким, без особого желания утаскиваясь за падшим.
Чем дальше они приближались к самому обучению, тем острее Киму не хотелось ничего делать. Ветер перемен, реющий над пахнущей дурманом цветущего папоротника поляной, был чуждым. С каких пор ему ближе полные штили, не колеблющие даже кроны вековых… дубов?
Да ладно, пусть уж будут дубы: и габариты, и твердость хватки вполне достойны этого дорогого и не портящегося даже под влагой чужих слез дерева. Ну, и не только слез, конечно. Но об этом лучше умолчать.
- Точно, скоро стемнеет. А полянка тут какая-то… мутная. Вон, пахнет не пойми чем. И живности совсем нет. Небось, какая-нибудь нежить затаилась. Может, ну это все. У меня, вон, амулетик славный. Поехали до... Не едем домой, да? – наткнувшись на укоризненный взгляд падшего, вздохнул Ким и обреченно кивнул. – Понял, понял. Да-да, ты мне уже сто раз вдолбил в голову правила безопасности. Высоко не летать, самолеты не сбивать, птиц не пугать, падать только в форме во… Это и есть твой инвентарь? – потерял нить беседы Наби, когда до него дошло, что происходит.
А сколько было таинственности. Сколько слов о том, что надо все достать, чтоб было по высшему разряду. За время, прошедшее с вечера, когда они договорились о том, что обучать Наби будет сам Дигран и никто иной, силами любящего блюсти таинственный вид любовника воздушник успел напридумывать вагон и маленькую тележку приспособ, обеспечивающих его безопасное вхождение в мир летающих. И гирь с веревками так явно не было.
Скептично хмыкнув, Ким поднял с земли свое учебное пособие, отжал пару раз от груди, вспомнив с угрызениями совести, что целую вечность не посещал тренажерный зал. Вот отрастит брюшко, станет страшным, некрасивым… Впрочем, он даже с брюшком будет самым клевым корейцем этого городишки. Точка. Но лучше, конечно, не рисковать.
Перекинув играючи гирю в левую руку, Ким изобразил еще пару жимов, глядя все так же скептично, но уже в глаза падшему.
- Когда ты там последний раз брал учеников? Ты уверен, что твои методические пособия еще актуальны для века развитых технологий? У нас тут ракеты, коллайдеры, лазеры. Ну, бластеров, конечно, еще нет, а жаль. Но вот… Я выгляжу идиотски. Я понял,  ты решил мне отомстить за кота, да? И за своего четырехколесного зверя?  – поймал за хвост самое разумное предположение о том, что тут происходит, Ким.
И, судя по взгляду падшего, снова ошибся. Вздохнув и оставив гирю в покое, Наби проверил крепление и согласно кивнул:
- Все-все. Ты у нас учитель, а я молчу и тренируюсь. Извини, что-то мне просто страшно, - поддавшись чувству вины за собственные неуместные шутки, признался в своем позорном состоянии Ким. – Не каждый день в себе скрытые никому не нужные таланты открываю.
Ну, и правда. Вот что он тут филонит, язвит и куксится? Падшему и вообще все это не нужно было. Но согласился, помогает. А он тут ведет себя, как избалованный ребенок. Впрочем, почему как? Последнее время именно так он себя и ощущал большую часть суток – все часы, проведенные в присутствии Диграна. Как быстро привыкнуть к тому, что постоянно под защитой, контролем, что балуют и принимают любым.
Впрочем, об этом тоже стоило вспоминать где-то в другом месте. А здесь и сейчас время и правда поджимало. Сладко потянувшись и разминаясь, как бегун перед стартом, Ким внимательно слушал все, что повторял из раза в раз падший.
- Машину? – не успел Ким проникнуться чувством вины и запредельной любовью к своему все терпящему, почти святому любовнику, как тот разрушил все своей практичностью. – Эй, я тут, понимаешь ли, жизнью рискую, а ты думаешь только о том, чтобы падая – твой ученик не помял твою любимую машинку? Ну, я тебе припомню, - сам надумал, сам разозлился и сам же воспылал праведным пламенем мести кореец. – Неделю без кофе, вот так вот. Я сам отойду, не напрягайся, а то еще шины сотрешь, или на пень наедешь, травмируешь свою красавицу, - подхватив гири, сообщил ворчливо кореец, поднимая их повыше, как манерная дама полы бального платья – чтоб не цепляться за них ногами и не пропахать совсем не пафосно носом поляну.
Тоже ему – рационалист. Машинку отгонит. Дало же мироздание учителя. Пф.
Гнев праведный полыхал, занимаясь на сухих и давно подготовленных дровах отнюдь не мудрости сперва костерком, а затем и лесным пожарищем, выжигающим самоконтроль. Что-то есть в этом чертовом запахе папоротника – такое притягательное, такое манящее, зовущее следовать туда, где он острее. Туда, где так сладко поет свою песнь весенний ветер. Туда, где думают только о нем, где нужен только он. Незаменим. Только. Ту…
- Уууух! – внезапным рывком взмыв вверх и задержавшись только на натянутых до предела веревках, Ким выдохнул изумленно. – Ёпт.   
Наваждение, опъянение бушующими страстями как рукой сняло под действием стресса. Ну, очаровательно. Что это сейчас было и какого фига он упилил так далеко? Вот, герой. А если бы….
- Ууууй йооо, - преодолевая силу гравитации и утягивая на себе вверх еще и гири, Наби на мгновение даже забыл, как идиотски выглядит.
А что, восторг же какой. Он летает! Он правда летает! Раскинь руки, вдохни полную грудь воздуха и стрелой – вверх, к яркому озеру расплавленного солнечного золота, ныряя в бирюзовый омут неба, разгребая руками пуховые перины облаков.  А эти, там, на земле, пусть берегут свою машину. 
Сила бурлила внутри - мутно-зеленая, с острым запахом папоротника - покорная, покладистая, послушная руке. Оберегающая. Родная?

0

13

Как-то вяло вы голосуете. Вернемся к диктатуре?

Итак, прошедшая неделя.
Фил Нортон
Пост в одиночной палате.
http://s16.radikal.ru/i191/1111/9e/4412e492d952.jpg

Неладные дела творились в Датском королевстве. С умилением проследив за полетом оборотня, Фил флегматично повел затекшим от удара плечом. Ну, между прочим, тоже вариант решения проблемы. Видимо, правительство их полумер не любит. Или просто министр питал какую-то нездоровую страсть к казенному имуществу. Публичная ревность, что ли? Потому что казенное имущество каждый знает, а министров даже не все копы в лицо узнают? Кто ж разберется. Разве что штатный психолог. Но он не торопился появляться на пороге, чтобы разобраться – по какому такому Фрейду министр решил истребить кровать? И блокираторы с ней вместе. Вот это Фил не сразу заметил, а зря.
Сколько раз он уже повторял себе, что нельзя терять бдительность или поддаваться эмоциям? Расслабился? Поддался очеловечиванию объектов. И вот – результат.
А говорил кто-то из классиков: «Кто людям помогает, тот  тратит время зря».  Или это были не классики, а герой боевика? Или даже не боевика? Не самое время вспоминать. Впрочем, эту фразу Фил изменил бы, убрав оттуда людей и добавив оборотней.
Вот не любил Фил оборотней. Никакого мозга – одни животные инстинкты. Куда его несет, мать его? Кстати, куда он министра несет, перемать один.
- Еблан, поставь министра, где взял! Куда ты соб…
Объяснить лишенному мотоцикла идиоту, что нельзя покидать комнату, потому что: он под арестом, здание нашпиговано копами и агентами, тут – безопаснее, ибо через пару  мгновений максимум комната будет битком забита жаждущими спасти министерскую задницу и как следует вылизать – Фил не успел.
Вместо того, чтобы поставить министра, где взял, спасенный оборотень на радостях решил натренировать еще и второе плечо, взвалив на него аппатично реагирующего уже на все копа. Не то, чтобы Нортон успел смириться, что сегодня совсем не его день – отнюдь. Просто лекарства, крепко замешанные и славно взбитые с адреналином и откатом от магического выброса со стороны ящерки давали плоды – перед глазами плавали позитивные золотые круги, в уши кто-то добрый напихал плотно ваты, а…
- Аааа! – вторя мыслям, возвопил Фил, когда мир перевернулся, саданул по лицу осколками, добавляя и без того уже неприглядной картине кровавых красок.
Из цензурного в мыслях не было ничего – даже знаки препинания ругались на всех известных ему языках. Подыхать молодым и красивым и обычно-то не хотелось. Но в процессе самого идиотского из его дел – совсем. Его ж на том свете предки засмеют – будет всю жизнь ливреем при каком-нибудь из заслуженных шерифов семьи Нортон. В наказание, так сказать, за позорящую титул «счастливчиков» смерть.
Ну, вот правда. Есть ли что-то глупее, чем сдохнуть на газоне перед стенами больницы, сбежав из палаты от фантома, насланного каким-то шизанутым магом и испугавшегося их самих больше, чем они его? Бред.
Больно-то как… Тело ломило, ныло и горело, словно он не просто упал на газон, а попал в сам ад без пропуска. Раскинувшееся над головой яркое серо-голубое небо, придавливающее к земле, угнетающее и порабощающее. Барашки облаков. Размытые силуэты на фоне окна:
- Он вырубил охрану и разворотил палату. У него в заложниках министр! Код С! Особо опасен! – шипела под боком неизвестно откуда взявшаяся рация одного из влетевших в палату на двери полицейских.
Умеют эти чертовы опера все не так понимать. Одно слово… Всего одно слово, и можно было бы предотвратить ошибки таких же простых копов, как он. Сказать, что нельзя идти по этому пути. Нельзя переоценивать простого идиота. Надо осмотреться, заметить фантом и искать его, пока не стало больше жертв. А эту пару пидорасов отпустить уже… куда-нибудь, пока они всех честных копов не перепозорили.
Но нет… Ослабевшей внезапно рукой оказалось невозможно даже пошевелить. Небо стремительно темнело, а сознание утекало куда-то за неведомые Филу горизонты, оставляя за собой черную тишину. Не давая насладиться тем, как ряды обманутых, выставляющих себя идиотами, полнятся в геометрической прогрессии.
Из-за угла здания с пистолетами наперевес выскочила целая группа оперов, прикрывающаяся щитами.
- Джонс, прикрой, - приказал высокий блондин – единственный из всех безоружный и не по форме, выступая вперед и оповещая оборотня в рупор. – Я безоружен. Отпустите министра и нашего офицера. Не делайте свое положение еще более тяжелым. Выхода отсюда нет. Вы не сможете далеко уйти. Вы окружены.
Если бы Фил был в сознании - обязательно поинтересовался у парочки - вокруг них всегда люди участвуют не по своей воли в таких фарсах? Но Нортону сейчас было куда лучше, чем всем остальным. Ему краснеть за самое позорное "дело освобождения министра" не придется - он был в шоколаде. То есть, без сознания. Побег? Что вы. Законное право на отдых.

0

14

Лучший пост прошлой недели.
Лель в Одиночной палате №2
http://s017.radikal.ru/i409/1112/ff/ff5d9c93af13.jpg
Макс был вполне себе ничего, сидит вон, глазищами вращает, вон даже головой не приложился. Сильно.
- Ну, все нормально? Да? Ну, хорошо, а то эта тварь! Ух, как набросилась бы – ты видал как она копа сделала? Ваще-е-е угар! – Лель потирал отшибленное бедро и эмоционально махал свободной рукой. А вот с копом, видать, было не все нормально. Оборотень отошел от хоста, который не хост, и пощупал пульс у копа. - Жив вроде, ну вот ударился немножко – бывает. Ничего, тут больница рядом! Заштопают!.. Если нас обратно пустят, конечно...
На шепеляво шипевшую рацию Лель вообще не обратил внимания, мотаясь между двумя своими спасаемыми, не зная, кому помогать больше, с одной стороны – Макс, он славнее, а с другой, коп и так уже в бессознанке, ему все равно. Надо выждать пару минут и переложить его на живот. Все как по книжке.
Вот тут и началось веселье – из-за угла выбежали копы с оружием наизготовку, кто-то там что-то голосил высоко поставленным голосом. Похожий голос, кстати, как у этого блондинчика, был у дивы из кабаре трансвеститов, где Лель одно время подрабатывал охранником. Еще и габаритами похож, чего только не увидишь под этим небом. Жесты, опять же. Хммм...
Оборотень присмотрелся и изогнул удивленно брови.
Не, ну не мерещится же?
Пока Лель пытался понять сходство копа с примадонной, он совершенно прослушал, про что блондин в форме вопил.
- Диана, это ты что ль? Это ж я, Лель! Ты что, какие заложники, это мои приятели! – на всякий случай поднял руки оборотень, придавая себе ну почти совсем безобидный вид. – Вон, Макс докажет!.. И коп... Ой, нет, коп отключился, это он от радости!.. Бывает. И мы никуда не хотим идти, нам нужно оказать медицинскую помощь! А? Мне лечь на землю или что? – всячески шел на компромисс оборотень, лишь бы парни от него стволы отвели, а то, правда, уже совсем как-то неловко.
Макс вон тоже молодец, тоже говорил, чтобы в них не стреляли. Так что они с оборотнем немножко друг друга перебивали, но выходило, зато вполне связно – эдакий канон. Прям заслушаешься.
Вот копы и заслушались. Блондинчик особо – ишь как покраснел. Бледные – они всегда сильно краснеют – генетика это вам не хухры-мухры!
- Не брал я их, не брал! – честнейше поддакивал Лель, не так, мол, ни брал, ни эдак. Макса и того взять не успел. Помешали. Коварные хулиган-сы. – Спасал я их! Спасал!
Адриан от избытка пламенности в речах аж поднялся на неверные ноги и покачался в сторону Леля, оборотень не сказать что был шибко рад – стволы копов как-то сразу более настороженно стали на него смотреть, ну да не отпихивать же раненного. Придержал вот за бока. На вытянутых руках! Не стреляйте, ироды! Тут все прилично!
- А? – оборотень повернулся к Максу. – Ну, слушай, а если бы она нас так же, как копа, расплющила, мы бы потом костей не собрали. А так живы, целы...
Макса качало сильно, вот он покрепче ухватился за оборотня, тот ему от всей своей широкой души помогал держаться, ухватывая его за крепкие ягодицы, а то заваливается! Ну, ни за что другое не успел ухватиться – а плечо у Макса раненое...
Пока Лель тут приценивался, как бы встать, чтобы копы окончательно не сочли его террористом, прикрывающимся телом жертвы, и в то же время так, что если бы они вдруг решили стрелять, то передумали бы... Так вот, пока эта сложная ситуация обрабатывалась в его, лелевом, мозгу, Макс целоваться полез. Нет, конечно, на поле боя всегда есть место страсти, а тут еще и адреналин, а он вот такой весь в белом – спаситель.... Но как бы копы не сочли это проявлением этого.. как его... в «Крепком орешке» еще было... О! «Хельсинского синдрома»! А то им же много не надо для подозрений всяких пакостных.
Вот еще про Принца и Принцессу загнул, Лель бы тоже улыбнулся, романтика, все дела... если бы не было так стремненько. Обнимая хихикающего мужика, оборотень кисло ему поддакивал.
- Да-да, Макс, держись. Что-то, по-моему, тебе не хорошо... Не бойся, больница вот опять же рядом. Все в порядке. Сейчас я все устрою... Наверное.
Лель придерживал качающегося и смеющегося Макса, нащупал взглядом в толпе блондинистого копа и завопил ему:
- Диана! Черт! Не прикидывайся тут, ты видишь, парню плохо! Зовите врачей скорее, хватит своими пукалками махать на честных граждан!

0

15

А сегодня у нас снова в победителях двое. Поскольку изначальная ссылка идет на общую тему, выдвигаем последние два поста линии Яна и Акселя.
За реализацию квеста: "Эпидемия".
Победители: Аксель и Ян в Добро пожаловать или Осторожно, возможен Вайнгартнер.

http://s012.radikal.ru/i321/1112/4d/77179677908a.jpghttp://s017.radikal.ru/i425/1112/6e/19e7a063a0db.jpg

- Ничего, ему не повредит, - спокойно произнес дух, принимая свой плащ и мгновенно нащупывая в кармане пачку сигарет. Сунув в зубы сигарету, Энс с некоторым недоумением слушал человека и наблюдал, как тот пытается держать расстояние.
Мысленно пожав плечами, рыжий ответил коротко и просто:
- Я ж сказал, что пока все еще в норме. - Его слегка задело то, что человек не поверил его словам. Но, принимая во внимание свою сущность, рыжий только вздохнул.
"Да, доверие среди людей подорвано, что теперь. Ты, кстати, Совесть ен видел?" Мысленно бормотал Энс, адресуя вопрос Сущему, который по возможности скромно наблюдал все со дна глаз духа.
"Не видел" Ответил он таким тоном, что Энс представил себе картину покорно спящего пса. Хмыкнув на этот образ, рыжий задал единственный беспокоящий вопрос:
- Где можно покурить? - Вопрос банальнейший, но саламандра старался не забывать о нормах гостевого поведения. В конце концов это он облажался за сегодняшний день и вести себя придется крайне вежливо.
Такая перспектива огненного не прельщала, он любил полную свободу действий и своеволие. Но, одернув себя, что иногда можно и потерпеть, снова вернулся из размышлений в реальность. И, признаться, весьма вовремя. Ян озвучил весьма интересную вещь, отчего брови духа поползли вверх, выражая крайнее удивление.
- Даже так... - Негромко присвистнул он, сдерживая позыв побить какую-нибудь стенку от того, что в какой-то момент он все-таки потерял контроль над стихией.
Голова, казалось, готова разлететься вдребезги от одних только панических мыслей, что как такое может быть. Раньше подобного никогда не случалось и далее, далее, далее.
Саламандра, мотнув головой, негромко попытался обрисовать ситуацию:
- Сейчас моя стихия нестабильна. Поэтому я не могу рисковать даже такими мелочами.
Его внезапно поразила мысль, намекающая на риск. Он не боялся рисковать. Никогда прежде. А сейчас его будто перевернули, вывернули наизнанку меняя хорошее с плохим местами.
Энсу было, мягко говоря, не по себе от всей этой карусели, завязавшейся вокруг. Но, деваться было некуда. Сейчас, что он мог и должен был сделать - это как можно скорее найти выход из своей не самой приятной ситуации.
От этих размышлений его отвелко движение человека, который уже протягивал духу белую, слегка потертую футболку.
- Спасибо, - вежливо ответил Энс, расстегивая пуговицы мокрой рубашки. Пока человек был занят своими делами, которые сопровождались короткими и рассыпчатыми звуками, Энс отнес рубашку в ванную, где накинул ее на сушилку и, одевая по дороге футболку, зашел на кухню, со словами:
- Не мог бы ты напомнить мне, как и при каких обстоятельствах мы познакомились? - Рыжая копна постепенно высыхала, начиная отдаленно напоминать пушистую львиную гриву.

Ян с ожесточением потрошил белую пластиковую коробку с красным крестом ровно посередине крышки. Он все еще был в мокрой одежде, напрочь позабыв о том, что происходит вокруг. Даже за пределами собственного тела. Под смертным скоро организовалась лужа… Но даже это не привлекало его внимания, он перемещался по кухне короткими шагами. Сначала была найдена нужная мазь, затем бинты. Теперь Ян искал ножницы, от пережитого стресса терялся в окружении, словно находился не у себя дома, а в гостях и экстренно делал перевязку.
- Курить можно прямо здесь, открой балкон, - немец отдавал короткие приказы, в говоре появился заметный акцент, сделав речь смертного несколько резкой и «гавкающей». Ему бы тоже не помешало закурить, но мозг пока был полностью поглощен идеей спасти руки, такие драгоценные руки. Ими он зарабатывал себе на пропитание и житье.
Немец открутил крышку на банке, и погрузил в прохладную субстанцию пальцы. О, какие это были ощущения. Мазь источала запах мяты и охлаждала кожу, Ян был готов испытать оргазм. Он обернулся лицом к помещению, оперевшись поясницей о конторку, тщательно распространял мазь по всей поверхности ладони. Кольцо легко соскользнуло с пальца, поэтому пришлось положить его рядом с банкой, на столешницу.
- Нестабильна, говоришь? – зудящие мысли о том, что немец совершает катастрофическую ошибку, отступили. Он был предоставлен самому себе, но как всегда до первой же опасности, которая моет поджидать его за любым углом, а главным образом, она сейчас перемещается по квартире и готова в любой момент спалить Все. – Да, лучше не рисковать такими мелочами, как моя жизнь и жизнь всего квартала. Ты здраво рассуждаешь, мне нравится.
Вайнгартнер все добавлял и добавлял целебной мятной субстанции, а пострадавшая кожа с жадностью продолжала впитывать ее. Сделав перерыв, он выглянул в коридор и подтащил к себе сумку, достав из нее малость помятую пачку сигарет. Зажав фильтр зубами, и щелкнув зажигалкой, глубоко вдохнул никотиновый дым. Процесс курения и излечения собственных рук непременно отразился на лице. Веки устало полуопустились, на немца снизошла блаженная усталость.
- Ты правда ничего не помнишь?.. – все еще с некоторым недоверием, но уже больше удивленно спросил немец и вздохнул, - Я зарабатываю себе на хлеб, тем что пишу для местных изданий. Иногда, по заказу приходится брать интервью… - наконец руки можно было перевязывать. Немец вытряхнул бинт из упаковки и принялся медленно оборачивать марлей левую ладонь.
- Сегодня мне была назначена встреча с тобой, ты представлял казино «Флэш». Знаешь о таком? Мы сидели в кафе, беседовали, сначала немного не по теме, но это не важно. Ты съел завтрак, выпил кофе и… Вырубился. – воспоминание об этой ситуации растянула рот немца в сторону, веселой однобокой ухмылке, - Если коротко, то знаком я с тобой с сегодняшнего утра. И вот это, - он кивком указал на процесс бинтования, - Кстати, твои старания… Да и вообще все мое внешнее состояния целиком и полностью твоя заслуга.

0

16

Лучше поздно, чем никогда)

Фрэнсис за пост во флешбеке
http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1720-1325647901.jpg

Свет фонарей. Камень мостовых. Пустота переулка. Стук каблуков.
Раз.
- У вас весьма неплохое портфолио для новичка в нашем деле, мистер Уолкер. Очевидно, у вас свой нетривиальный взгляд на вещи с позиции фотографа. Напоследок я хотела бы поинтересоваться, не обременены ли вы расовыми предрассудками? Мы сотрудничаем с огромным количеством самых разнообразных моделей.
- Определенная расовая принадлежность может быть только позитивным фактором в моей работе, ни в коем случае не негативным, - осторожно ответил Фрэнк. Такие вопросы в Америке не задавали уже лет пятьдесят, лично Фрэнка об этом не спрашивали вообще никогда. Если бы он тогда догадывался, о каких расах на самом деле идет речь.
Два.
- Саша, твоим лицевым мышцам с утра вообще напомнили, что сегодня рабочий день? В чем дело? – Фрэнк уже битый час пытался выжать из модели требуемое. Запоротые кадры начинали выводить из себя. Он держался как мог две недели, но поток новичков начинал действовать на нервы.
- А что такое? – Девушка невинно хлопала ресницами. Фрэнк сам пользовался такими штучками и сейчас едва удержался от смешка, стараясь сохранить гневную моську.
- У тебя менеджер слепой, вот что такое. Знаешь, детка, вот тебе мой совет: уходи из этого бизнеса. Если ты не понимаешь, в чем проблема, тебе здесь нечего делать.  – Фрэнк подхватил со стола бутылку минералки и махнул ассистентам. – Вырубайте аппаратуру, ребята. Кстати, солнышко, я бы на твоем месте еще раз подумал, правда. Личико-то у тебя явно не для фото. Ну честно.
Саша слушала и краснела.
«В яблочко», - подумал Фрэнк.
- А ну стоять! Что значит  – вырубайте аппаратуру? Ты, хрен с линзами, ты мне что, карьеру запороть хочешь? Много на себя берешь. Да кому нужно ваше зачуханное агентство, ваша идиотская студия и тем более ты? Да пошли вы! – и бойкая Саша вскинула обе руки в красноречивом жесте.
Фрэнк внимательно смотрел на девушку, незаметно для нее нажимая на кнопку дистанционного управления затвором.
- Господи, ну неужели в нашем мире уже ничего нельзя добиться без провокаций.
Три.
- Уолкер, ну как ты мог так с ней! Она же эльф, тонкая, ранимая душа! Пусть тёмный эльф, неважно, она все-таки такая хрупкая! Как ее менеджер, я запрещаю тебе разговаривать с моими подопечными в таком тоне!
Фрэнк закатил глаза, затягиваясь данхиллом поглубже. Бла бла бла. Все-таки нацисты идиоты. По большей части никакой разницы нет, одни стереотипы.
Четыре.
- Хэй, Сьюзан, что у нас еще на сегодня? – Фрэнк откровенно зевал, наливая кофе себе и визажисту.
- На сегодня все, Фрэнки. И завтра ничего. Я подумала, тебе не помешала бы пара выходных за две недели-то. Ты бы сходил развеялся. Нервничаешь.
- Это вы ко мне не привыкли просто, - ухмыльнулся Фрэнк. – Да и куда я пойду. Я и города-то не знаю.
- Узнаешь тут, сидя в студии безвылазно! – отозвалась Сью, записывая что-то на визитке фотографа. – Вот, по этому адресу съезди. Тебе понравится.
- А что там? – Фрэнк отхлебнул кофе, задумчиво вертя визитку в руке. – И как я туда доберусь?
- Неплохой бар. Такси возьми, глупый. Совсем одичал тут.
Пять.
Платье. Нет, брюки. В обтяжечку, что надо. И эту майку. И эту сверху. А лодочки? Ммм, кому ж такая краса достанется? Фрэнк сумрачно посмотрел на себя в зеркало, поскреб щетину на подбородке и глотнул мартини.
«Давайте его сюда. Вон пошли, ну! А ты, ты… Еще раз на чужих мужиках домой приедешь, я тебе яйца оторву и в глотку засуну, понял меня?»
Фрэнк замотал головой, приводя завивку в естественный вид.
- Ненене… Не было такого. Это точно сон. – Прикончив напиток, парень отправился бриться.
Я иду искать.
Свет фонарей. Камень мостовых. Пустота переулка. Стук каблуков.  Таксист отказался везти до входа, и Фрэнк морально приготовился влипнуть. После здравого размышления идея всыпать Сью живительных пенделей отпала, в конце концов, Фрэнки сам лез на рожон. И лучше все-таки влипнуть, чем ждать, пока у тебя лопнет башка от всего происходящего и происходившего недавно.
- Лопнет, как жвачка… - бормотал Фрэнк, методично пережевывая пластинку риглис и осматриваясь в поисках нужной вывески.
«One Night Stand». А-чу-меть.
«Спасибо, Сью, так тонко на необходимость расслабиться определенным образом мне никто не намекал».
В баре царила игривая атмосфера разврата и похоти: дрэг-шоу на сцене, Вавилон на танцполе, студия 54 за столиками, манхэттен в области бара. Манхэттен. Нью-Йорк. Космо. Нажраться. Бинго. Фрэнк, сразу почувствовав себя неуютно, поняв, как отвык от заведений подобного рода, целенаправленно двинул к заветной стойке бара. Проигнорировав шлепки, прикосновения и попытки окликнуть, Фрэнки наконец радостно выкрикнул в лицо бармену свою кэтч-фрейз:
- Двойной Космо, деткаааа!
Бармен без тени улыбки сурово и профессионально смешал заказ.
- Развлекайтесь, мэм.
Фрэнк не стал уточнять, что он на самом деле сэр, и, присосавшись к сладкому напитку, решил составить план действий. За стойкой сидел только какой-то рыжий тип, лицо которого выражало все, что угодно, кроме желания позажигать, так что  «мэм» обратил свой благосклонный взор в толпу танцующих.
«Хреново у тебя с феромонами, чувак», - через полчаса Фрэнк тоскливо собирал по кусочкам мысли в голове, приканчивая уже энную порцию любимого коктейля. – «И с алкоголем тоже не очень». Он покосился на рыжего чувака. Тот все так же сидел один, все так же пил виски и смолил сигарету за сигаретой. Фрэнку даже полегчало, вроде как не один он тут один.
- Эй, красотка, часто тут бываешь?
Фрэнк поднял голову и столкнулся взглядами с еще одним рыжим типом.
- Тут седня чо, день святого Патрика отмечают, штоле? Смешно. – Фрэнки пьяно заржал, рыжий тип явно ни слова не понял и перешел в лобовую атаку.
- Не хочешь на клевой тачке прокатиться? У меня тут недалеко просто дикий зверь стоит.
Фрэнк с любопытством посмотрел на парня, прикидывая, что уже хочет всего лишь домой баиньки.
- Ага, только если я на твоем стойком звере до дома прокачусь, меня моя любовь кастрирует.
Парень решил, что рыбка клюнула, и приобнял Фрэнка, наклоняясь к его уху:
- А мы никому не скажем и ко мне домой поедем, как тебе такой расклад, конфетка? Мм, у тебя такие ножки…
- Чувак, дело не в ножках, а между ними. Ты уверен, что я телка? – Фрэнк со смехом вывернулся из объятия нового знакомца. – Бывай, солнышко. А я пойду, носик попудрю, хахааа!
Демонстративно скрывшись в уборной для мальчиков, Фрэнк склонился над раковиной и  включил холодную воду. Мелкие ледяные брызги приятно оросили лицо, парень тихо застонал. Словно в ответ ему раздался стон из крайней кабинки, послышались влажные звуки и тихие нечастые удары.
- Удачи, парни!  - Фрэнк со смехом ополоснул лицо холодной водой.
- Пожелай и нам удачи, феечка. – Сзади раздался уже знакомый голос, и Фрэнки обернулся. Да, рыжий типус номер два. – Хотя удача мне не понадобится, у меня ведь есть волшебная палочка.
Рыжий типус номер два. И его огнестрел. Приятный тройничок наклевывается, ничего не скажешь.
- Па.. Погоди. – Фрэнк вскинул руки, стараясь не запаниковать. Сразу десятки мыслей взвихрились в полупьяной голове, от «почему сюда пустили козла с оружием» до «какого хрена я выбросил мобильник тогда». – А у меня и брать-то нечего. Даже налички нет. Может, как-то договоримся?  Обсудим?
- Ротик рабочий, гляжу, в наличии зато. Единственное, что я мог бы с тобой обсудить, это где ты на колени встанешь. Здесь или вон там. – Он кивнул в сторону кабинки и ухмыльнулся. – Право выбора предоставлю леди.
Фрэнк сжал кулаки.
«Бро, да ты просто ребенок. Они тебя провоцируют, а ты и рад вестись. Они просто смеются. Говори с ними, как со взрослыми, и у них не будет другого выбора, кроме как ответить тебе тем же».
- Слушай, давай не будем нагнетать. Ты знаешь, что насилие – это статья? Ты положишь оружие, окей, и мы…
- Заааткнись. Я знаю, чего хочу, и всегда это получаю. Пошел вперед, давай.
«Твою-то мать, нашел приключений, молодец, зайка»
Фрэнк закрыл глаза, надеясь, что через пять секунд откроет их, и все окажется дурным сном. Просто дурным похмельным сном.

0

17

После новогодних каникул мы возвращаемся к нашему вещанию про самых-самых.
Лучшим постом прошлой недели стал Мони Цацкеса во флешбеке.
http://yaoi.9bb.ru/img/avatars/0002/9d/cb/1634-1340574580.jpg

Что может быть лучше ванной? Когда расслабляешься в ласковых объятьях горячей воды, обильно сдобренной ароматной пеной. Еще можно добавить к этому стаканчик легкого алкоголя. Легкого ровно настолько, что бы к благостному расположению тела добавился дух. Для этой цели лучше всего подходит вино, вот только в Ти не было виноградников. Однако его жители не носили бы с гордостью этого звания, если б не смогли справиться с такой проблемой, как изготовление алкоголя. Нет винограда? Не велика потеря. И Цацкес убеждался в этом с каждым глотком Тинты. Оплетенная лозой пузатая бутылка стояла на полу возле ванной, щедро наполняя влажный воздух запахами прогретой солнцем лесной поляны. Моня знал, что это земляничное вино изготавливают эльфы где-то в секторе D. Хотя вином эта густая, рубиновая жидкость считалась лишь номинально и больше походила на сладко-горький сироп. В чистом виде его употребляли редко, чаще чем-то разбавляя. Моня для этих целей предпочитал лед, который сейчас ритмично позвякивал ударяясь о стенки бокала.
Чутким ушам Бюна этот звук явно не нравился, и они нервно подрагивали в такт ударам. Наконец,  кот не выдержал: выпрямился, сел и устремил на разомлевшего алхимика укоризненный взгляд.
- Может прекратишь уже?
Моня в ответ блаженно улыбнулся своим коленкам, задорно торчащим из воды с белыми шапками пены на макушках. Он прекрасно знал, что Баюн до тряски боится воды, а еще больше, когда в воде оказывается кто-то другой, поэтому бокал с Тинтой мерно покачивался в мокрой ладони. Кот переступил передними лапами, словно собирался прыгнуть, но с места не двинулся. Он продолжал сидеть неподвижно, как гигантская копилка, на стуле специально для него здесь поставленном. Кран успел отсчитать пятнадцать капель, прежде чем кот снова подал голос. Цацкес за это время успел закурить и теперь сизый дым смешивался с влажным паром.
- Нет, ты мне скажи - ты за что меня наказываешь?
- Бог с тобой Циля, о чем ты гово`ришь? – Моня с ленцой повернул голову и воззрился на кота. - Я пр`инимаю ванну. Людям, знаешь ли, надо мыться. И желательно часто…
- Насколько мне известно, в средние века люди прекрасно обходились влажными тряпочками.
- Да и впоследствии большая часть из них двинула кони не дожив до тр`идцати.
- Но тебе то это уже не грозит! Может уже вылезешь из этой…опасной субстанции. Ты уже второй час тут поласкаешься. Так и облезть не долго.
- Я не собир`аюсь слушать нр`авоучения о личной гигиене от существа котор`ое лижет свои гениталии!
- Завидно, да?!
На кресло с шумом обрушилась мыльная волна и окатила Баюна с головы до лап. Кот ошалело застыл выкатив глаза настолько, что они грозили выпасть из орбит. Во всем его виде читался глубочайший ужас – он весь был в воде. Воде! ВОДЕ!!!
Циля распахнул пасть в немом крике и стал приплясывать всеми четырьмя лапами на мокром стуле, как на раскаленной сковородке. Стены и потолок ванной сотряс поистине сатанинский хохот Мони, который уже прицеливался вторым зарядом. Общий приступ веселья оборвал стук в дверь. Тихий и робкий. Поглощенный собственным несчастьем Баюн его даже не заметил. Моня бы тоже не услышал, если б не пресловутое заклятье. Благодаря ему он ощутил каждое касание холодных пальцев к двери так словно это была его собственная спина.
Цацкес, как у него это частенько бывало в такие моменты, замер и уставился в пространство, что та статуя.
- Ты, что творишь поц?! А?! Ты посмотри! Нет, ты посмотри на это, а?! – Циля бурлил гневом, как чайник и пар грозился повалить у него из ушей. Он совершенно не заметил, что алхимик, как это частенько у него бывало в такие моменты, замер и уставился в пространство, что та статуя. – Ты хоть представляешь себе, сколько теперь придется это все укладывать?! Нет, не представляешь, лысая ты обезьяна!
-Шшшш!
-Не шикай на меня! Вандал!
- Да завали ты! – не выдержал Моня и вторая порция воды все таки настигла Боюна. – Там кто-то пр`ишел. Я не могу понять кто. Иди ты отк`рой и посмот`ри.
- О-о-о…я открою. – нехорошо блеснул глазами мокрый уже до последней шерстинки кот.- Я…я открою. Я открою! Пусть все – все видят, что творится в этом доме!
На этом моменте Циля оглушительно чихнул и во все сторону полетели холодные капли.
- Это не дом – это рассадник содома! Честного кота обливают водой, как последнюю дворовую шафку!
Дверь в ванную уже давно закрылась, а Баюн все не умолкал, его могучий голос сотрясал стены дома так, что догадаться где он сейчас можно было даже не прибегая к магии.
- Ренегат! Дикарь! Троглодит! Иуда!
Он мог бы так продолжать бесконечно, отмеряя каждый шаг новым словом, но впереди выросла входная дверь и пришлось остановиться. Как физически, так и словесно.
Впервые на памяти Цили дверь решила с ним не спорить и медленно со скрипом отворилась и сердце Баюна не выдержало.
- Кровавый сын Давида! Ее - то за что?!!
С улицы послышался раскат грома, под его аккомпанемент из ванной, грозно раздувая ноздри и кутаясь в полотенце, вылетел Моня. Он страстно желал придушить эту мохнатую тварь, потому как у нее похоже окончательно съехала крыша.
- Эээ
Вот и все на что хватило запала алхимика после того, как он оказался в лавке перед распахнутой дверью, котом и гостем. Точнее гостьей.
В образовавшейся тишине неумолимо текли минуты и вода, которая в обилие имелась на всех участниках действа.

0

18

Я провела личное голосование (сама у себя спросила).
И выбрала пост недели.
(диктатура - есть хорошо)
Наби
Пост в Ite Tenshi
http://s017.radikal.ru/i401/1201/26/72986cafe5f5.jpg
Басы, должные заглушать стук растревоженного сердца, со своей задачей не справлялись. Неправильный клуб, и спиртное тут не правильное. Если уж Наби, который не умеет пить, не берет, то что говорить о более привычных к алкоголю личностях? Вот почему? Он выпил то жуткое зелье, дома и еще два стакана – два ли? – здесь. От такого коктейля его должно было развезти на «раз». Сейчас уже по венам должно весело течь обжигающее спиртное, вытягивая из глубин души разнузданное веселье.
А вместо этого через грудную клетку биением сердца путь наружу пробивала себе черная, гнетущая тоска. Словно почувствовав слабость, хранимая сотни лет, бережно складываемая и не замечаемая, идущая рука об руку с пронзительно острым одиночеством, она раззявила пасть и ринулась в атаку в тот день, когда бережно выстроенные столетиями стены пошли трещинами. Ким мог поклясться, что слышит, как осыпаются с песчано-каменным шелестом на пол его бастионы, обнажая совсем безоружного корейца. Ну и как, скажите, в таких условиях себя вести?
Как с голой жопой на морозе – подобрать в руки самое ценное и бегом до первого попавшегося дома? Кстати, о доме.
Уткнувшись лбом  прохладную – всегда прохладную, как приятно – кожу на шее Диграна, Наби несколько мгновений дезориентированно молчал и не двигался. Это уже потом взяли свое рефлексы. Вцепившись руками в рубашку на груди любовника, чтобы добавить себе устойчивости, Ким замер, позволяя событиям, словам Диграна обтекать себя. Как бревно по течению. Не слишком льстящая себе ассоциация. Да и не она вовсе.
Этому когда-то учил Ли. Если кажется, что всего вокруг тебя слишком много – расслабься, прикрой глаза и пойми – ты лишь бревно, плывущее по течению жизни. Как бы не мотал тебя ветер – не свернуть, не выбрать себе другую реку. Твой путь проложен давно и не тобой.
Такая мысль никогда не утешала. Но успокаивала на время, позволяла слишком буйной, вольной стихии не воспользоваться лазейками, затмевая разум и неся разрушения, сравнимых с которыми редко когда творил.
- Хорошая идея, - скорее для того, чтобы не молчать, чем во имя поддержания разговора, признал удачным план привести статус и сонсеннима в соответствие Ким.
А между прочим ведь и правда решение. А что – решается вагон и маленькая тележка проблем. Не будет этого подвесившего в вакууме на столетия неведения, снедающего душу – Ким точно будет знать: убит, каким способом. Поел грибочков, отравился. Мир праху, все дела. Хороший был дракон.
И глупая детская и не красящая его обида на то, что о нем не думали, в то время как он сам жил мыслями о наставнике, найдет себе выход.
Но дальше… Что дальше? Он никогда не думал о том, что дальше, за всеми этими целями. Потому что знал – дальше смерть. И вот – нет там, за исполнением долга – смерти. И даже долга нет – впереди лишь сотни дорог. И выбор.
Выбор!
Мысль внезапно ужасала своей кощунственной неумолимостью. Все. Приплыли по течению – вот тебе, бревно, берег. А на нем десяток аборигенов, жаждущих костра.
- А? – чуть не пропустив вопрос-констатацию падшего, переспросил в меру громко Ким.
Трогает? Можно и так сказать. А не должно было бы. По-хорошему, по-взрослому… Ну, да, «должно» - это так по-взрослому. Сколько раз уже было сказано – самому себе и сторонним дуракам – что нет понятия «должно». Его стоит истребить, забыть. Осознать, что в этом мире никто никому ничего не должен. И мало проникнуться этим в отношении окружающих людей. Не забывать бы, что и он сам никому ничего не должен: ни радоваться тому, что Ха Донг жив и вполне здоров, ни по-взрослому спокойно принимать факт своей неудачной первой любви. Хочется – плачь, страшно – беги, зло – бей. Все, точка. Надоело.
Надавив ладонями на грудь падшего и отстранившись, Ким слизнул в губ букет неискреннего, совсем не вкусного невыдержанного поцелуя и согласно кивнул и громко признался:
- Трогает. Меня это трогает, - зачем-то повторил он, еще чуть отстраняясь. - И это меня бесит. Я не хочу, чтобы меня это трогало. Это. Уже. Не. Мое. Дело.
Мысли стаями пираний метались по черепной коробке, жадно, за доли секунды истребляя мозг. Разные – тревожные, смешные, современные и давно забытые. Воспоминания мешались с сегодняшним днем, а сегодняшний день с планами. Тяжело вздохнув, Ким тряхнул головой.
В ушах звенело, перекрывая «там-тамы» электроники. Хорошая мысль. У падшего сегодня на диво много хороших мыслей. Как и всегда. Разве нет? Главное, не привыкать во всем полагаться на него. Или уже поздно?
Мысль сегодня пугала не меньше, чем факт необходимости выбора цели жизни и того, чем собирается заниматься – теперь. А ведь он разве не выбрал? Как тяжело соображать обо всем и сразу.
Молча кивнув, Ким забрал камень, бережно упаковал в почкумони, кинул в карман и расплатился с барменом за выпитое, после чего молча пошел на выход, не сомневаясь, что падший и без слов поймет, что его предложение принято. Мутило, хотелось свежего воздуха и тишины. Минутки покоя и размышлений.
- Все-таки пришел, - холодный забытый голос вырвал из мира грез у гардеробной. – Я уж думал, что ты решил проигнорировать мое приглашение на свидание, - шагнув из тени, с высокомерно-заговорщической улыбкой процедил Ха Донг, окидывая совершенно пустым взглядом сперва корейца, затем его спутника. – Мило. Ты не один? Решил похвастаться перед учителем своей добычей? Хороший мальчик, знатный улов. А, может... Нет, - окинув внимательным взглядом парочку, отрицательно кивнул Ха Донг. - Не может. Дай угадаю, ты же просто распереживался о своей персоне и все же не прочитал записку?
Записку? Последнее, о чем сейчас хотелось думать корейцу, так это о записках, свиданиях и чтении. Бушующий водоворот эмоций, не находящий выхода, застилал взгляд пеленой, заставлял сжимать кулаки и сдерживаться из последних сил, чтобы не…
Чтобы не сорваться? Что за бред?
С чего бы?
Внезапная мысль, стрелой прошившая сознание, успокоила лучше, чем спиртное и доводы разума. Жаль, поздно. Камень в кулоне раскалился, начиная излучать яркий свет и пропускать вовне молнии. Успел ли Ким скинуть амулет сам, или это постарался Дигран – кореец не сказал бы. Но цепная реакция, последовавшая за действием, была налицо. Точнее, на полностью разгромленное с вынесенной стеной фойе. Кажется, первым среагировал какой-то оборотень-посетитель и перекинулся, пугая уже обколотого мага. Тот выпустил волну неоформленной силы, послужившей детонатором для амулета и вызвавшей сильнейший взрыв. Грохот, шум, гам, испуганные посетители, выбегающие кто без штанов, кто без раздумий.
Отлежавшись под защитой Диграна, успевшего когда-то прикрыть его собой, Ким тяжело вздохнул и понялся следом за ним. На смену ненависти, обиде, жалости к себе пришло веселье. Неуемное, искреннее. Окидывая взглядом изрядно помятого и уже не такого пафосного Ха Донга, успевшего в последней момент прикрыть всех от обломков воздушным щитом и обрасти драконьими усами в начальной стадии трансформации, нахмуренного Диграна, разрушенное фойе клуба, отобравшего у него друга, кореец залился чистым, звонким и искренним смехом – тем, от которого не душе становится легче.
Не пьяным, не нервным. Если не можешь повернуть под себя мир – поменяй точку зрения, не так ли?
- Свидание! Он только успел сказать свидание! Ди, ты понимаешь? Ахахахаха, свидание. Великая сила.

0

19

Терри
За флешбек-пост
http://s018.radikal.ru/i524/1201/7d/b54cafd5a19a.jpg
Терри никогда не бывал в библиотеке. Он и книг-то никаких не читал. Степень его необразованности была просто чудовищной: он неправильно расставлял запятые, был уверен, что Пиквикский клуб существует на самом деле, и считал Данте Алигьери сотрудником итальянского концерна Феррари.
Но, по теории вероятностей, рано или поздно он должен был оказаться здесь.
В день, когда произошло это знаменательное событие, лил сильный дождь. Небо извергало на землю потоки воды, так что казалось, этот дождь будет идти вечно. Зато в библиотеке было сухо и тепло. Дверь тихо закрылась за Фантомом, отгораживая его от неуютного дождливого мира. Он успел промокнуть почти насквозь. С его волос капала вода, и розовые кеды оставляли на полу мокрые следы. Эти кеды были единственной примечательной деталью его наряда. В свои двадцать три он так же мало придавал значения одежде, выбирая что-нибудь практичное, темное и неброское.
Некоторое время Терри стоял около двери, осматриваясь. Вроде бы никто не обратил на него внимания. Здесь стояла особенная, библиотечная тишина, прерываемая лишь шелестом страниц и краткими диалогами в пол голоса. Все посетители библиотеки были заняты своими делами и погружены в чтение.
В двухстах метрах отсюда, за углом, он оставил Понтиак семьдесят седьмого года – редкую, винтажную машину. Кое-кто счел бы ее устаревшим американским барахлом, но только не настоящий ценитель. Этот огромный, тяжелый автомобиль, выхлопная труба которого порядком разозлила бы поборников экологии, вполне мог бы потягаться с новыми машинами. Авто было необычайно стильным. Терри решил не продавать его, а оставить себе: перекрасить, перебить номера, доработать... но видимо, не судьба. Хозяин Понтиака, который держал лавку магических товаров, установил на машине какой-то особенный «жучок». Машина была заколдована. Иначе чем объяснить то, что через десять минут за Терри погнался бывший владелец? Но дело было даже не в этом, а в том, что Фантом странным образом не мог оторваться и уйти. Такого с ним еще никогда не случалось. Сколько бы он ни хитрил, этот тип неизменно выскакивал следом, и обмануть его было невозможно. В конце концов, Терри решил отказаться от своей затеи. Конечно, винтажного американца было жаль, но тут уж ничего не поделаешь.
Стараясь не шуметь и не привлекать к себе внимание, Терри прошел через открытое пространство и скрылся в узком проходе между бесконечными рядами шкафов. Он медленно шел в глубь хранилища, разглядывая полки с книгами и старинными свитками, читая таблички-указатели. Ему было непривычно здесь. Он никогда не видел столько книг сразу. И ведь каждая книга хранила какую-то информацию, знания, мысли… он остановился, взял одну наугад – это оказалось «Необычайное путешествие принца Османа к северным землям и обратно, рассказанное им самим». Старинный фолиант был весьма увесист. Видимо, принц Осман путешествовал достаточно долго. Терри поставил книгу на место. Необычная обстановка немного угнетала его. Он хотел одного – спрятаться и переждать, лишь бы этот маг не нашел его здесь. Ведь он в ярости, несомненно. И Терри прекрасно его понимал. Он и сам был бы в ярости, если бы у него угнали такую машину. Но, может быть, если он увидит свое сокровище в целости и сохранности, то немного поостынет.
В кармане у Терри что-то завозилось. Он настолько увлекся необычной обстановкой, что чуть не позабыл о своей находке. На полу Понтиака перекатывался стеклянный шарик. А в шарике кто-то был. И этот кто-то ужасно ругался, был возмущен и требовал выпустить его оттуда. В кармане он ненадолго затих, а теперь снова принялся за свое. 
- Атпусти миня, праклятый извращениц! Долго ищо мне сидеть в этом шаре? Я падножным кормам питаюсь, миня старый хазяин не кормил ващще никагда! Харашо хоть не избивал прилюдна, но к сваим калдавским злодеяниям ахотна принуждал! Литаю па паручениям, убираю, а за ето никакой благадарнасти! А типерь еще и ты, откуда только взялся на маю голову! Тут пошевелицца негде, выпускай миня поживее, а не то!
Терри взял шарик в руки, присмотрелся. Существо, похожее на маленького чёртика, скалило острые зубки, строило свирепые физиономии, жаловалось и похабно ругалось. Чёртик чрезвычайно понравился Терри, несмотря на его злобный вид и нахальное поведение. Он был такой... симпатичный!

0

20

Герман Триш
Пост на кладбище
http://i068.radikal.ru/1202/b3/ec16b8e600aa.jpg
Да кто вам сказал, что рукописи не горят, а мертвые из могил не поднимаются? Глупости и сущая ерунда. Тришер бы в этот момент многое отдал за то, что бы быть мертвым. По крайней мере, не пришлось бы испытывать на своей потрепанной шкуре столько проблем. Он, конечно, любил Рейвена и был готов пожертвовать ради него всем, что имел, но вот пойти на то, что бы пробивать транспортное средство сквозь толпу безумного полупьяного сброда – слишком даже для него. Да ещё и придурошный эльф рядом сидит и что-то не переставая бубнит себе под нос.
«Вот как жил странно, так и умер… Кто бы мог подумать, что прощание с человеком может обернуться такой вакханалией… Хотя, кто говорит о людях…. Это ж Рейвен…» - Тришер вздохнул, придавая лицу серьезность, выкрутил руль и вылез из машины, окидывая грозным взглядом народ, что облупил машину со всех сторон…
Наемники знающие его в лицо, моментально притихли, виновато опуская головы. Те, кому не перепало чести общаться с правой рукой главы наемников, так же немного поубавили пыл, наблюдая за реакцией старших товарищей. Тришер подождал, когда вокруг него организуется  некое подобие тишины и прокашлялся.
- Господа. Рейвен здесь… - все что он успел сказать, перед тем как со всех концов людской массы, послышались всхлипы и звуки рыданий…
«Чертовы проститутки…» - выругался про себя библиотекарь. Впервые за три года. «Довели….»
Впрочем, дальнейшие объяснения были уже не нужны. Повинуясь стадному чувству, громкая толпа, с криком, визгом и пальбой из всего, что только могло выпускать из себя пули, расступалась, давая дорогу бывшему предводителю… Тришер сел в машину, и устало опустил руки на руль… 
- Почему у меня ощущение, что веселье только начинается… - обреченно прошептал он самому себе, и надавил на педаль газа, неожиданно вспомнив, что собственно права у него уже давно отобрали и благо, что он по дороге никого не задавил.… Вот она – сила момента.
Водрузив тяжелый труп себе на плечо, Герман окинул взглядом место похорон. Гроб ещё не доставили, что не радовало, но возле могилы уже сидел один из приближенных, проверенных людей, о котором ничего не было толком известно, кроме того, что он один из старых знакомых Валентайна по прошлой церковной жизни.
- Герман, я все приготовил, как велел Вандервайс. Кстати, будь по аккуратнее со шведским столом… Эти – наемник кивнул в сторону ограды, где продолжался рев и алкоугар – слишком голодные. Если они не сбросят натиск, в эту могилу ляжет не один десяток голов… Хотя, ему же надо будет чем-то питается после пробуждения? – ни приветствия, ни рукопожатия, сухо и по делу…
Герман вздохнул, махая рукой. Он поправил тяжелый труп на плече, прикидывая что делать дальше.
- Охрану шведского стола оставляю за тобой… Меня больше интересует где гроб и ещё один элемент…
Вандервайс с радостной улыбкой помахал Тришеру, обернувшемуся на призывный крик. Рядом с ним Волс на своем же горбу тащил тот самый гроб, о котором он секунду назад подумал. Лицо Волса искривила гримаса тяжести.
- Где Вас черти носили? – второй раз за день помянул чертей Герман, когда двое приблизились. – Бросайте этот гроб куда положено, и вперед утихомиривать толпу. А мне ещё кое, что нужно подготовить…
Не обращая никакого внимания на то, что оба подчиненных что-то пытались ему сказать… Это было не важно. Тришер бросил взгляд на эльфа, слоняющегося рядом.
- Прошу меня простить, я должен успеть выполнить одно поручение моего хозяина. – он немного склонился в учтивом полупоклоне, и направился, вместе с трупом, в дальний угол кладбища, где на одной из могил стоял красивый надгробный камень с надписью «С вечной памятью и любовью, дорогой жене Ванессе Коулс Валентайн».
Он аккуратно положил Труп на землю, сел рядом, немного отдышался. Посмотрел на памятник.
- Красивый все же… Ты видно её действительно любил когда-то… Хорошо, что я не верю с Бога. Потому, что я думаю, что он бы не простил мне этого поступка. Все как я и обещал когда то…
Он расстегнул мешок. Открыл Рейвену его единственный человеческий глаз. Это оказалось куда проще, чем он думал. Достал из ножен катану, прихваченную с собой на этот случай.
- Смотри, господин Валентайн… Я разрушаю твое прошлое. В день твоего нового рождения….
Сталь скользнула по гранитному камню, с неприятным скрежетом рассекая его на две части. Еще одно умелое движение, и не осталось и следа от былого великолепия. Только гранитный обрубок остался торчать из земли, словно клык, символизирующий ту глухую ненависть, что жила в сердце Рейвена… Герман ещё секунду созерцал свое творение. Потом вновь застегнул мешок, любовно поправив волосы на голове хозяина.
- Кажется, гости начинают прибывать… Первый акт скотской кадрили начат…

0


Вы здесь » F.E.A.R. city » Организационные моменты » Доска почета Ти